Остров
журнал для ребят и взрослых


№20

Обложка «Острова» (16,6 Кб)

МОСКВА
ДЕКАБРЬ 2004



Содержание

ПРОЗА
Михаил Бекетов. Запах ночи Добро Марина Зеленицына. Эксперимент Два этюда Тамара Иванова. Полет в прошлое Татьяна Маркова. День рождения Леонид Петров. А по ночам она ей снилась Анастасия Тархова. Моя слава Даниил Тимачков. Дружба старого капитана Анна Харитонова. Колобок-2002 Перед сном Грустное А по ночам...
СТИХИ
Дина Андрейко Екатерина Попова Даниил Тимачков Анна Харитонова Анна Юдина
ПО-МОЕМУ!
Марина Зеленицына. Надо ли учить второй язык?
У КНИЖНОЙ ПОЛКИ
Михаил Бекетов. «Красный смех» Леонида Андреева Анна Харитонова. Гениальные ловушки Тамары Крюковой
НА ВЕЧНОМ ПРИКОЛЕ
Фразы из школьных сочинений, случаи на уроках
Наш адрес: 105318, Москва, ул.Ткацкая, д.28/14, Цент- ральная детcкая библиотека №65, литобъеди- нение «Кот в мешке». E-mail: kapvit@rusf.ru; Fidonet: 2:5020/194.78 Website: http://cat-bag.narod.ru Рисунок © Иван Кучумов на обложке

Стихи  СТИХИ

Анна Харитонова

      * * *

Жасмин расцвел у входа в сад,
Тюльпан давно раскрыл свою головку.
И лилия, как солнечный закат,
Стоит и ловит взгляды ловко.

      Жадные люди

Жадные люди.
Допустим...
           В метро
Стоит вот бедняжка...
Подал бы хоть кто!

      Рябина

Склонились гроздья рябины,
Они манили нас так -
                    к себе!
Ты поднял взгляд свой -
Такой счастливый...
И будто лето вернулось ко мне!

Екатерина Попова

      * * *

Осень, осень,
А вот и старый пень.
Собираешь грибы,
А соседу лень.
Собираешь каштаны
И кладешь в карманы...
Желуди с дуба упали нечаянно,
Попали тебе на макушку случайно.
Хотел ты в траве их скорее поднять,
Но белка успела тебя обогнать.

Дина Андрейко (г. Новосибирск)

 Василиса Васильевна и Кот Семенович
              (былина)

Как во вторник-то, да во ясный день,
Серый Котик наш закручинился;
Закручинился, призадумался
И повесил он свою головушку.
«Голова ты моя, головушка,
Ты головушка моя кошачая!
Ты придумай, моя разумная,
Как печаль-тоску мне размыкати,
Как добыть мне кусочек жирненький
Не в честном бою с супротивником,
Не в сражении с супостатами,
А у Васеньки, красной девицы,
Утащить кусочек из мисочки!»

Как пошел серый Кот Семенович
Не прямой дорогой на кухоньку,
А пробежками-перебежками,
Озираючись, оглядаючись.
Ушки вострые держит по ветру,
Усы длинные стелет понизу.
Как пришёл он на кухню тихонько,
Никого вокруг не приметивши,
Подошел он к тарелке Васькиной,
Когти длинные запустил в нее:

Но не ждал, не гадал Кот Семёнович,
Что следят за ним очи жаркие.
Налетела вдруг на противника
Василисушка свет Васильевна:
«Ах ты, волчья сыть, травяной мешок,
Ты на что, Семеныч, надеешься?
Не отдам тебе свой любимый кус!
Убегай скорей к своей мисочке!»

Как вцепилась она ему в серый хвост,
Возопил он тогда громким голосом:
«Ты пусти-отпусти, Василисушка!
Не губи мою буйну головушку!
А за то я тебе, красна девица,
Подарю подстилку шелковую
И кусочек сала вдобавочек.
А к твоей заветной тарелочке
Навсегда забуду дороженьку!»

Ничего не сказала Василисушка,
Только хмыкнула довольно и скрылася.

Проза  ПРОЗА

Даниил Тимачков

Дружба старого капитана

Вот-вот девятый вал налетит и унесет старый, гниющий баркас на морское кладбище. Старый капитан и старый попугай пытаются уйти от удара злой волны и вернуться на родную стоянку Нейской гавани. В гавани вообще много стоянок, но последние два дня шторма уничтожили всех их, кроме одной - стоянка у дома некогда богатого и знатного графа Стивена фон Витербрехта. Так вот, баркас еле-еле дотянул до стоянки, в противном случае граф-капитан и попугай, не умеющие плавать, но желающие поесть, оказались бы за бортом и, возможно, утонули бы.
Дом-крепость также был стар и, в принципе, его уже можно было не считать крепостью - он был почти полностью разрушен.
Каждое утро английские корни графа тянули его в морские просторы, а немецкие возвращали на сушу, но все-таки самым важным, по мнению капитана, было доверие старого и мудрого попугая: «Поголодаем, поголодаем, а потом шторм закончится и снова появится рыба» - считал капитан. За годы дружбы попугай также привязался к графу.
Но уж очень сильно штормило последние два дня. Слишком голодными они выдались.
- Как не хочется расставаться с попугаем, - молча вздыхал Винтербрехт, - но делать нечего. Либо продать, либо погибнуть.
- Как не хочется продавать единомышленника и друга, - молча вздыхал попугай, - но делать нечего. Либо продать, либо голодать.
Утром следующего дня они вместе отправились на рынок, но продать ничего не смогли, так как привязанность, доверие и дружба не продаются и не покупаются. Однако деньги им давали, что позволило прожить их дружественным отношениям еще много лет.

Анна Харитонова

Колобок-2002

(Наброски пьесы)

Жили-были старик со старухой. Да не простые, а «новые русские». Дед весь из себя крутой, на «шестисотой» телеге разъезжает, а бабка тоже ничего такая - навороченная, модница, на рынке помидорами с чужого огорода торгует.
И вот как-то под Новый год подарил им Дед Мороз Колобка.
ДЕД: Во, бабка, кайф-то какой! Оттянемся по полной сегодня, колобка захаваем с чайком.
Бабка тщательно опутывает Колобка веревками, проверяет, крепкие ли узлы, что-то сердито бормочет себе под нос.
ДЕД: Слышь, бабка, ты что это, типа, делаешь-то?
БАБКА: Знаю я этих колобков, читала в детстве сказочки про них. Это, скажу тебе, такие хитрющие гады - все время норовят сбежать!
ДЕД: (задумчиво чешет в затылке): Ну, тебе виднее, бабка. Ты-то книжек много прочитала - целых три. А я вот за жизнь только одну осилил, да и та - Букварь... Ну, типа, ты его пеленай тута, а я в натуре пойду нашу «шестисотую» телегу в стойло чисто конкретно закачу.
Дед уходит. Бабка завязала последний узел на Колобке, поправила растрепавшуюся прическу и посмотрела на часы.
БАБКА: Ну, до Нового года время еще есть. Пойду-ка схожу к своему парикмахеру. Не дело за стол садиться с плохой прической.
Уходит.
Колобок остался один.
КОЛОБОК (недовольно бормочет): Ну, Дед Мороз, ну, подгадил ты мне, черт бородатый! Нашел кому меня сплавить! Великa охота быть съеденным этими неотесанными «новыми русскими»! И чего плохого я этому Морозу сделал, что он на меня так взъелся? Подумаешь, бороду его накладную спрятал! Тоже мне - смертный грех!
После паузы:
- Ладно, выбираться надо из плена. О, помню смотрел я фильм про графа Монте-Кристо. Ну, этот мужик во-он из какой тюряги сбежал, а чем хуже этого заморского графа? Или я не русский колобок!
Оглядывается по сторонам и замечает на столе кухонный нож.
КОЛОБОК (радостно): О! То, что доктор прописал!
Тянется к столу, хвотает зубами нож. Старательно, даже закусив губу от усердия, режет свои путы. И вот, наконец-то, свободен!
КОЛОБОК (подбоченясь): Опаньки! Как там в сказке было?... А, вспомнил: «Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел». Ну, и от этих тугодумов убегу.
Воровато оглядывается по сторонам.
КОЛОБОК (обращаясь к залу): Ну, типа я побежал!
Убегает за кулису. Занавес. Конец 1-го действия.
Продолжение следует (возможно)


Перед сном

Уже начало смеркаться, и я ускорила шаг. Холодный ветер навевал тоскливые мысли. Вот показался угол моего дома, а вот и подъезд... В общем, вскоре я уже стояла у двери в свою квартиру.
Мама и папа смотрели какую-то ужасно смешную комедию, ну а я решила отправиться в ванную и попытаться развеять свои мрачные думы, вооружившись книжкой.
Шумела вода, но папин голос невозможно было не услышать. «Отбой!» - снова долетело до меня (и, должна заметить, повторная команда прозвучала гораздо убедительнее, чем в первый раз).
Наскоро почистив зубы, я юркнула под одеяло и почему-то очень осторожно, будто опасаясь чего-то, позвала:
- Ма-а...
- Да, я тут. Спокойной ночи, котенок, - немного нараспев отозвалась мама и поцеловала меня.
- Мам, а давай немножко поболтаем, а?
- Ну, давай, - согласилась мама. - А что такое?
Я уткнулась в теплое мамино плечо, и рыдание само вырвалось из меня.
- Ну, успокойся, милая. Что стряслось? Что-нибудь очень плохое? Тебя обидели? - ласково зашептала мама.
- Почему кругом так много зла? - сквозь слезы пролепетала я.
- О чем это ты?
- Так много злых людей. Почему так? Почему они даже не пытаются стать лучше, добрее?
- Но ведь и добрых людей тоже много, так ведь? А добро все равно всегда побеждает зло.
Вообще-то, мама давно привыкла к тому, что по вечерам меня тянет поплакать. Да и что она могла с этим поделать?
- Мам, ну почему днем мне весело, на душе хорошо так, а вечером на меня нападает какая-то грусть, лезут в голову всякие мысли, от которых хочется плакать?
- Не знаю. Ну, сколько я могу тебя убеждать: завтра ничего плохого не случится, как не случилось ничего плохого и сегодня! Так к чему грустить-то? Живи и вдыхай жизнь полной грудью! А сейчас, выкинь из головы все грустные мысли и засыпай. Сладких снов.

Грустное

...Он взглянул на меня мрачно и отвернулся. Я отошла в сторону и спросила у мамы:
- Что это с ним?
Мама посмотрела на незнакомца, вздохнула и сказала:
- Ну, подумай. Мы не одиноки, хорошо одеты, нам есть где жить... - И после паузы добавила: - А может, это просто жулик... - и снова замолчала, взяла меня за руку и повела подальше от этого человека.
Мы шли с мамой не разговаривая, каждый думал о своем. Мне было жаль незнакомца. А что, если он никакой не жулик? А если ему холодно? А если... Но тут мы зашли в квартиру, я пошла мыть руки, мама накрывала на стол...
Но мысль о том, что произошло утром, не покидала меня.

А по ночам...

…А по ночам я бродила по дождливому бульвару. Следом за мной, как привязанный, вечно плелся пес - всклоченный, весь в репейниках. Я была уверена, что он ничей, бездомный, поэтому не забывала утянуть из дома что-нибудь из остатков яды, чтобы подкормить бедную дворнягу.
Поначалу он меня опасался и держался в стороне. Но потом он привык ко мне, стал брать из рук принесенную еду. И отныне, как истинный джентльмен, неотлучно следовал за мной, сопровождая меня на всех прогулках. И даже в дальних путешествиях.
На этот раз путь мой был неблизок - к берегу моря. Там меня ждал мальчик. Он был немой. Но я умела с ним общаться. Для этого мы придумали свой язык, который знали только он и я.
Говорили мы много и обо всем на свете: о жизни, своих мечтах и даже о любви.
Зачем я туда ходила? Зачем я с ним общалась? Зачем мы говорили о всякой ерунде?
Не знаю.
Это было как во сне...
А может, это и было сном.

Анастасия Тархова

Моя слава

Плащ, промокший до нитки, от стужи уже не спасет. Но я не намерен сдаваться, я иду вперед и думаю о призе. Приз - это слава, деньги, поклонницы.
Промокший текст я держу крепко, в правой, замерзшей от холода руке.
- Не думай, не думай об этом мрачном вечере, думай о сладком мгновении великолепной удачи. Я должен, - вбивал я себе, - я должен принести текст в редакцию сегодня.
Я верил в себя - это давало мне надежду.
У меня всего было десять минут, а идти туда нужно минут пятнадцать.
- Нет, здесь много луж, - испугался я, - через каждую я не перешагну! Всё мешает добиться мне, королю великих рассказов, успеха! Нет, им не получиться украсть у меня мое творение!
Я поскользнулся. Треск костей, как в коробке треск инструментов, - и я лежу в черной, грязной луже. Всё вокруг белеет. Подходят люди в черном. Меня окружили.
Я понял, они хотят мой текст:
- Нет, нет, вы что, не получится отнять мою славу, нет, нет...
Они превращались в птиц...
- Ну ладно, пускай он у этого, еще одного...
- Тихо, это повлияет на его психику! - говорили, поднимая меня и унося в белый фургон, два ангела в белых халатах, в белых колпаках, с белыми, как у лебедей, крыльями.
Я поверил этим хорошим и, на мой взгляд, красивым ангелам.
Меня привезли в белое здание, надели белую рубашку, завязали сзади рукава, что меня сильно порадовало, и пустили в рай. Навсегда!!!
Вот где моя слава!!!

Марина Зеленицына

Эксперимент

- Слушай, дай на хлебушек, - дернул меня за рукав мальчишка лет двенадцати.
Сначала я удивилась, вроде одет прилично, причесан, умыт... Я строго спросила:
- А где твои родители?
Он промолчал, затем машинально повторил заученную фразу. «Ах, так, - думаю, - ладно, сейчас скажу, что сама куплю ему хлеба, и он отстанет от меня...» Сказала. Мальчишка продолжал стоять рядом, потом тихо и неуверенно ответил:
- Ну, если вам так будет удобнее...
Спустя несколько минут мы молча шли по широкой улице к ближайшему продуктовому магазину. Я не сводила с него глаз. Рядом со мной шел совершенно ничем не приметный мальчик, таких в школе называют тихонями. Короткие русые волосы, бледные серые глаза и следы от «ветрянки» по всему лицу. Я решила нарушить молчание:
- Зовут-то тебя как?
- Петька, - ответил он, но было видно, что беседовать дальше не собирается.
Наконец, мы зашли в магазин и я купила батон свежего белого хлеба. Когда вышли на улицу, я протянула батон Петьке и стала наблюдать за его реакцией. Он хлеб не взял:
- Спасибо, вы очень добры, но мне этот хлеб не нужен.
- Как это не нужен? Зачем же ты тогда просишь хлеба, отрываешь людей от важных дел?! - рассердилась я.
- Не сердитесь, я сейчас все вам объясню. Я провожу эксперимент.
- Какой еще эксперимент?! Ты головой думаешь или чем? - возмутилась я, но он не обратил на это внимания.
- Понимаете, это как тест на доброту и доверчивость. Вот вы не дали денег, но зато купили мне хлеба, хотя на голодного я совсем не похож. А многие очень грубо говорят, чтобы я ушел.
Во время своего объяснения он достал из кармана блокнот и поставил на одной странице галочку. Я подошла ближе и заглянула. Петька не стал скрывать от меня написанное... Там была расчерчена таблица. В заголовке первой колонки значилось «Отказали», во второй колонке - «Согласились». И я увидела, что я была третья в списке согласившихся, а в противоположной колонке стояло гораздо больше галочек. Меня этот эксперимент очень заинтересовал, даже злость испарилась.
- И зачем же тебе это нужно? - уже намного дружелюбнее спросила я.
- Просто нужно, - ответил Петька, и, немного задумавшись, добавил: - Просто чтобы доказать, что доброта еще есть.
Мальчишка развернулся и пошел своей дорогой, затерявшись в толпе. А я еще несколько минут неподвижно стояла на многолюдной улице с батоном хлеба в руках.

Два этюда

1.

Лето - самое коварное время. Кажется, только-только оно началось, только глаза успели привыкнуть к этой ярко-зеленой реальности, огромному золотому солнцу в светящейся голубизне неба и коротким лунным ночам, как снова эта осень, осень с ее опавшими листьями, проливными дождями и бесконечными школьными уроками. Каждый раз строишь на лето великие планы, хотя прекрасно знаешь, что не успеешь и глазом моргнуть, как оно промчится. Наверно я так и живу: от лета до лета.
А года бегут быстро. Вроде бы совсем недавно меня ничего не интересовало, ни о чем не думала и жила без всяких проблем, в свое удовольствие. А теперь.… Из детства самые яркие воспоминания, которые еще остались в памяти, это воспоминания о лете. Но время постепенно стирает и их. Оно не спрашивает тебя, хочешь ты этого или нет, оно просто избавляет от воспоминаний. А надо ли? Случаются разные события, каждый год приносит что-то новое, но всегда кажется, что происходящее вокруг тебя в данный момент важнее, того события, которое произошло год назад. А нужны ли мне эти события, эти проблемы, эти бегущие года? Может стоит выбрать себе одно лето и остаться в нем? Но, к сожалению или к счастью, так нельзя.
И снова я жду лета. И в мою память, как на магнитофонную кассету, записываются новые интересы, новые люди и новые происшествия. Но кассета не бесконечна, на ней всего не уместишь, и старое постепенно стирается, вытесняется новыми записями. Наверно это и есть жизнь.

2.

Когда я вижу уходящие вдаль рельсы, мне хочется пойти по ним пешком. Раньше, когда я жила в поселке, я постоянно ходила по рельсам, смотрела вдаль и мечтала о больших городах. Я уходила на целый день и в полном одиночестве шла вдоль железной дороги, все дальше и дальше, иногда проходила несколько километров, но всегда приходилось возвращаться обратно, домой. Меня часто ругали родители, от меня отворачивались друзья, они не понимали, зачем я хочу куда-то уехать, почему все время ухожу одна. Я и сама не знала, зачем мне все это. Но все равно уходила и возвращалась только под вечер. Мне нравилось, когда мимо проезжали поезда, смотреть на огромные железные колеса, плавно, с ритмичным постукиванием, скользящие по рельсам, на сцепленные вагоны и на старый паровоз, испускающий белые клубы дыма. Я отходила от рельсов на пару метров и любовалась поездом, он казался гигантским и сказочным, махала рукой пассажирам, мечтая оказаться на их месте. Когда уставала идти, я отходила от рельсов, находила какую-нибудь полянку неподалеку и могла сидеть там часами, смотря в одну точку, мечтая и фантазируя.
Сейчас, когда я уже много лет живу в большом городе, мои прежние мечты кажутся мне глупыми, но тогда... Наверное, это время, время ожидания приключений, чего-то нового, ранее не виданного, было самым счастливым временем моей жизни.

Тамара Иванова

Полет в прошлое

- Двадцать пять лет я работаю над этим уникальнейшим открытием! Двадцать пять лет, вы подумайте, ведь это немало. Вы подумайте, какой это шанс для историков, биологов, этнологов, филологов, техников!
Иосиф Брониславович пошевелил пышными белыми усами, поправил очки и сказал:
- Удивляюсь я вам, Карл Иосифович. Вы ведь даже не пояснили мне суть сего... кхе-кхе... изобретения.
- Это машина времени!
Иосиф Брониславович выпучил свои и без того круглые глаза и стал похож на сову вдвое больше, чем ранее.
- Ка-ка-карл И-и-осифович... удивляюсь. Где?
- Перед вами!
Карл Иосифович вынул маленький флакончик с ярко-синей, густой по виду жидкостью. При виде "машины времени" Иосиф Брониславович подозрительно сощурился.
- И вы пытаетесь меня убедить-с, что эта водичка-с - великое открытие?
- Не водичка, а биогеотранспространственное вещество! - обиделся Карл Иосифович.
- Вы заставляете меня вспомнить, что пять лет провели в психиатрической лечебнице-с...
- Давайте поставим опыт.
Карл Иосифович поднялся. Он был хилого телосложения, маленького роста и с огромными синяками под глазами. С решительным видом он двинулся к клетке с белой морской свинкой.
Свинка, заметив, что к ней приближается жуткого вида существо в белом халате, заметалась, пытаясь спастись.
Карл Иосифович схватил несчастную своей костлявой рукой и нацепил ей на шею часы. Затем взял шприц и наполнил его биогеотранспространственным веществом. Свинка завибрировала в его руке как мобильный телефон, но Карл Иосифович был беспощаден.
Игла воткнулась под кожу несчастной. Несколько секунд свинка еще дрожала, но вскоре ее глаза заволокло мутной пеленой. Маленькое тельце обмякло и беспомощно обвисло в руках Карла Иосифовича.
- Ну-с, где же она во времени переместилась? Во сне? - злорадствовал Иосиф Брониславович.
И тут Карл Иосифович швырнул свинку на пол и бросился на Иосифа Брониславовича. Его вопль: "Ложись!" перекрыл грохот. Свинка взорвалась.

***

Из воды меня достали. Меня мутило, а сплюнув воду со слюной, я увидела кровь. У-у, ну и гад же этот человек с иглой!
Еще долго я лежала как рыба на берегу, ловя грудью воздух. Над головой простиралось нежно-зеленое небо.
Вскоре я смогла встать и увидела бордовые заросли кустарника, алые листья на деревьях и лазоревую траву. Она была такая вкусная, с густым, как сметана, желтым соком! Только в раю такая трава!
Меня перестало тошнить, сделалось так тепло и хорошо! Я не спеша направилась в бордовые заросли. Деревья и кусты росли на желтом песке, а из-под большого камня тек ручей. В ручье лежали голубоватые камни, игрались рыбки всех цветов радуги. Я подумала - как хорошо живется в этом ярком мире!
Но внезапно я пошатнулась, краски смешались - и я увидела развалины университета.

***

К разрушенному зданию подъезжали пожарные машины, милиция, спасатели - но никто не заметил маленькую белую свинку.

Леонид Петров

А по ночам она ей снилась

Перед телевизором сидела девочка. Она была толстая, даже очень толстая, и смотрела все время передачу «как похудеть». Девочка занималась спортом, но ей все время хотелось есть. Она ела, ела, ела, пока ее вес не дошел до ста килограммов. Тогда она решила сесть на диету, есть одни овощи и фрукты. В результате девочка стала такой толстой, что почти занимала весь диван, стоявший у телевизора.
Но у этой девочки была мечта - она думала, что за ней приедет принц на черном коне. На черном - потому что она любила черный цвет. Ждала этого принца она уже десять лет, но того все не было. Она думала, что принц случайно увидел ее - и не захотел приезжать к ней. Поэтому она делала все, чтобы похудеть.
И вот один раз ночью ей приснилась диета. Диета была черная, с белыми глазами, и был у нее большой рот. Эта диета говорила девочке, что не даст ей похудеть.
Утром девочка проснулась и стала заниматься зарядкой. Потом она плотно поела и залегла перед телевизором. Но куда бы она ни переключалась - всюду показывали, как похудеть.
Наступил вечер, она отправилась спать. И во сне опять увидела диету. Этой ночью девочка стала отмахиваться подушкой, каталась по полу.
Проснувшись, она обнаружила, что потеряла четыре килограмма, пока отмахивалась от диеты.
И так было каждую ночь. Девочка через пару месяцев потеряла свои килограммы, стала худой. К ней приехал конь, правда, почему-то без принца, но она не обиделась, потому что по ночам ей снилась диета, с которой девочка уже подружилась.

Татьяна Маркова

День рождения

И все казалось как-то ни так, что-то в этом было странное. Родители стали вести себя непонятно, много молчали... И мама ходила какая-то грустная, опускалась на колени рядом со мной и подолгу гладила по голове, теребила уши, держала в руках мои лапы, потом начинала плакать и уходила. Наверно, ей обидно, что у меня день рождения и мне подарят ошейник. Ну да у нее-то его нет! Папа медленно передвигался по квартире, тяжело дыша и хлюпая носом. Все они мне завидуют, что день рожденье через неделю... А Нинка целый день со мной сидит, на улицу не выходит, из школы домой и есть меньше стала, просто хочет меня первая поздравить. Дядя Саша тут пришел и учудил - взял и вколол мне что-то. И так день за днем... Мама плачет, что ей ошейник не подарят, папа дуется, что до его дня рожденья осталось еще почти десять месяцев, а Нинка не хочет упустить возможности поздравить меня первой. Я как-то в последнее время спать так много хочу, и что-то сплю и сплю… Нинка тут со мной улеглась, положила голову рядом с моей и уснула, а я все лежал и смотрел на нее, а из глаз у нее слезы потекли, наверное, в школе что-нибудь не так. На улице, на прогулке и бегать что-то не хочется, устаю сильно. Домой прихожу - и снова спать.
Завтра день рождения, а я с утра лежу, что-то вставать лень, да и не могу. Дядя Саша опять пришел, долго разговаривал с мамой и папой. Нинка в это время лежала на кровати в комнате, потом прибежала ко мне, легла рядом и стала целовать меня в лоб, в нос, в глаза, в уши... И все говорила, что я у нее самый родной самый единственный, самый любимый, и все плакала и плакала...
А в свой день рождения я умер...

Михаил Бекетов

Запах ночи

Знаешь, как пахнет ночь? Наверное, нет.
Запах ночи нельзя услышать просто так, без подготовки.
Как-нибудь вечером выйди на балкон. Так. Теперь закрой за собой дверь. Жди. Всмотрись в город, что окружает тебя. Огни в домах - как клеточки тетради. Машины ползут по шоссе. В каждой машине, в каждом доме сидит кто-то со своей судьбой, своими воспоминаниями. Каждый огонек - личность. Мир. Вот в этом многомирье, в переплетении жизней, в россыпи огоньков и рождается Запах Ночи. Вдохни - и ты поймешь. Вот он, Запах. Запах свободы, запах бескрайнего Междумирья - Города. Дверь на балкон отделяет твою уютную, теплую кухню от этого великолепия.
Представь себя в одной из машин, в одном из окон, или просто бредущим вдоль шоссе.
"Ведь так можно идти и идти", - думаешь ты. - "Идти ночью по трассе, просто куда глядят глаза. В конце концов куда-нибудь придешь. А уж куда - в рай или в менты, в Звенигород или в Таллин - это зависит только от тебя..."
Так думаешь ты, но уходишь обратно на кухню, допиваешь чай, а потом ложишься спать и думаешь про свободу идущего по трассе и летящего на самолете, про свободу человека - или сверчка, что подпевает Запаху Ночи.

Добро

«По ночам в лесу царило добро, а днем оно сменялось злом.
Умные дяди давно доказали, что зла нет, и оно - всего лишь отсутствие добра.
Именно поэтому не было смельчаков, которые бы рискнули выйти из дома днем - зло все-таки. Смириться стыдно, а бороться невозможно (надо тебе сказать, дружок, что в те далекие времена люди еще не научились бороться с тем, чего нет).
Ночью по лесу бродили странные персонажи, якобы посмотреть на добро. Чаще всего они ловили первого попавшегося прохожего и спрашивали: «Слышь, добро есть?» и не отпускали несчастного, пока он не выкладывал все свое добро.
Если же добра не оказывалось, то спросившие начинали с ним бороться, потому как если у него нет добра, то это явно зло. Боролись обычно впятером, наборовшись, уходили искать другого прохожего.
Но это все было в стародавние времена, так что тебе нечего бояться. Ложись спать, а я пойду», - так закончил свою сказку дядюшка Римус. Он вынул из ящика письменного стола свои кастеты и пошел на улицу за добром.

Стихи  СТИХИ

Даниил Тимачков

            Басня

Однажды сделал я друзей своих врагами
И свел в смертельном поединке их.
Они подрались. Я спросил: «Ребята, что же с вами?
Сцепились как медведь и стая ос».
«Не ты ль нас свел?» - мне выдали вопрос.
«Да, я!» - пришлось признаться мне и броситься бежать.
Они, конечно, взялись догонять,
И для меня история закончилась плачевно -
Теперь в больнице нахожусь…
Друзей уж больше ссорить не возьмусь.

Анна Юдина (г.Екатеринбург)

    Кажется, Звезда

Я заболела. Кем? Тобой? Не все ль равно?
Пить капли, пить тоску из чайных ложек...
К Тебе как будто тянет лишь одно:
Я прихожу в Твой дом смотреть на мокрых кошек.
Мы спорили. Мне грезилась Луна.
Наверно, в нашем споре был неправ Ты.
Но, кажется, что я опять больна.
И, кажется, что Ты реальней правды.
Меня трясет - так холодна постель.
Ты говорил, что хочешь меня видеть.
И вот пришел, как будто бы успел.
Я счастлива, как будто не в обиде.
И, кажется, как будто опоздал
И понял это тоже слишком поздно.
Ты - человек, но, кажется, звезда.
А я - волчица, но люблю глядеть на звезды.

        Ангел

Тусклый свет ясновидца-заката
И мосты, как углём на стене.
Этот город мне снился когда-то,
И теперь его вижу во сне.
В этом городе - место туману,
Расходящимся к вечеру снам.
В переходах пустых постоянно
Здесь поёт одиночка-весна,
Дрожь тихонько хватает за плечи,
Громко шепчет на ухо, хрипя:
«В одиночку не бродят под вечер...»
Я легко повстречаю тебя.
Ты меня не узнаешь едва ли:
Нас с тобой часто сводят мосты.
Ты, как призрак на бледном бульваре,
Спросишь: «Анна?», а я спрошу: «Ты?»
Мимоходом звезду мне подаришь,
Чтоб спалить на последнем мосту.
«Рви скорее рубашку, товарищ!
У тебя сзади крылья растут...»
И пойдём, чуть темнее, чем тени,
В такт шагам молчать, жить не спеша.
Речка воду холодную пенит.
По земле нежно крылья шуршат.

      Весна Рыжая

Забей на учебу, закинь все дела!
Постой, не кидайся в меня сапогами.
Твой адрес был первым, и вот я пришла,
Целуя обмякшую землю ногами.
Надень свои феньки и рыжий сюртук.
Со мной есть вино и большая гитара.
Ты слышишь? Капель! Какой радостный стук!
Из нас с тобой выйдет отличная пара.
Весна. Романтичны рассветы в грязи.
В душе просыпается хиппи-культура.
Я прыгну на плечи тебе, поразив
Тебя лишней резвостью рыжей натуры.
Залезем на крышу и станем орать
Дурацкие песни. Играть то есть в кошек.
Потом, уморившись, вдвоем будем жрать
Из банки руками зеленый горошек,
Затем я вдруг вспомню о должности фей,
Достану из сумки штук шесть апельсинов...
А ночью в кафешке горячий кофей,
Прямая по финишу вдоль магазинов...
В пустую квартиру безжалостный путь.
Романтика... вспомни хоть звуки капели.
Что шепчешь? Как джинсы мои расстегнуть?
Нахал! Я ушла! Не звони мне... неделю.

       Полетели

Свежего снега большое блюдо -
Самый забавный десерт на свете.
Видела я на рассвете чудо,
Будто бы ветер влюбился в ветер.
Он - очень северный, очень снежный,
С печальным взглядом больного дога,
Девчонку - Ее обнимает нежно.
Она - ветер с зюйда, резка немного,
Если посмотрит - то цепко, хлестко.
Вышепчет: «Держишься? Полетели!»
Целуются ветры на перекрестках.
Они - счастливее всех в метели.

Самый нелепый рассказ на свете,
Но мне так кажется, что, похоже,
Будто бы я полюбила ветер,
Будто бы я - это ветер тоже.

       Чудо Мое

Небо, как больной котенок, руки лижет.
Ночь шершавым пледом кинулась на плечи.
А я сяду на асфальт, да где пониже,
Да послушаю-ка время, что не лечит.

Не расправлю свои крылья: чай, не птица.
Было бы к кому мне броситься в объятья...
Обещала до последних капель биться,
Но уснуть сейчас - логичней. И понятней.

Подойди ко мне тихонько, мое чудо,
Да наври слепую сказочку о друге
Я боюсь, не выберусь одна отсюда.
Но иду одна по краю да по кругу.

Моё чудо, этот мир - большая кухня,
И слова - лишь подступ к Самой Главной Теме.
Вот однажды выпьем мы да рухнем.
А пока... сиди потише, слушай время.

Небо, как больной котенок, руки лижет.
Ночь шершавым пледом кинулась на плечи.
Мое чудо, я давно тебя не вижу.
Мое счастье мою душу лишь калечит.

ПО-МОЕМУ!  ПО-МОЕМУ!

Марина Зеленицына

Учить ли второй язык?

Я считаю этот вопрос риторическим. Ведь большинство детей в школе изучает только один язык - английский. Лишь некоторые ученики по собственному желанию изучают французский или немецкий языки.
Язык - это часть культуры страны. Любой образованный человек должен изучать историю и культуру других государств. Правда, не зная толком своего родного языка, невозможно понять и изучить иностранный язык.
Изучение любого предмета помогает развитию человека. Тем более, язык может пригодиться в жизни. Кто знает, что станет с нами в будущем? Может быть, мы попадем в совершенно чужую страну, где знание языка просто необходимо.
В России в давние времена даже изучали французский язык первым, до русского, и дворяне часто говорили именно на этом языке. Сейчас, в XXI веке, международным языком признан английский, но мы не можем знать, что будет через десять или двадцать лет.

У книжной полки  У КНИЖНОЙ ПОЛКИ

Анна Харитонова

Гениальные ловушки
Тамары Крюковой


Тамара Крюкова
ЛОВУШКА ДЛЯ ГЕРОЯ: Повесть. - М.: Аквилегия-М, 2003.
ГЕНИЙ ПОНЕВОЛЕ: Повесть. - М.: Аквилегия-М, 2004.

Герой фантастико-приключенческой дилогии известной детской писательницы Тамары Крюковой, мальчик Артем, неожиданно для себя и вопреки своей воли оказался в виртуальном мире компьютерной игры.
Идея приключений в виртуальном мире, конечно, не нова - многие писатели сегодня активно используют компьютерную тематику в своих произведениях. Но у Тамары Крюковой это всего лишь прием, позволяющий увлекательно рассказать о серьезных вещах, раскрыть характеры героев.
Писательнице и в самом деле удалось развернуть сюжет, не похожий на другие, встречающиеся в компьютерной фантастике. В повестях присутствует все необходимое, чтобы удержать внимание читателя: яркая фантазия, острые приключенческие повороты, образный, живой язык. Особенно мне понравилось, как выстроены отношения между главными героями - надо сказать, очень непростые, конфликтные.
“Ловушка для героя” начинается интригующе и загадочно: мальчик Артем, бродя по улицам, случайно зашел в заброшенный дом, в котором находилась довольно странная компьютерная фирма. Там его встретили очень радушно и вдруг, ни с того ни с сего подарили новейший компьютер и диск с игрой. Почему? С какой стати? Герой на радостях даже не задумался над этими вопросами. Как выяснилось позже - на свою беду. А когда нешуточные (даже трагические) обстоятельства заставили задуматься - было поздно, фирма загадочным образом исчезла.
Оказавшись в игре, мальчик встречает в виртуальном мире своего лучшего друга Дениса и сводную сестру Вику. Дело в том, что в реале у мальчика сложились очень сложные отношения с Викой - он дико ревнует отца к мачехе и ее дочери (между прочим, очень хорошим людям), он грубит им, всячески издевается над Викой. А тут еще лучший друг Денис влюбился в эту девочку. Артема охватывает ненависть, он убежден, что Денис предатель, что с Викой они вступили в сговор против Артема. Он считает их своими злейшими врагами и не желает слышать ничего, кроме своей ненависти. И вот в виртуальном мире Денис и Вика олицетворяют собой отрицательных героев, с которыми Артему-игроку необходимо сразиться и уничтожить их. Таковы правила игры. Но кто же знал, что, убивая человека, в игре, ты совершаешь убийство в реальной жизни! Это самые драматичные сцены, эмоционально густые.
Книги Т.Крюковой насыщены огромным количеством интересных идей. Меня очень сильно заинтриговала фантастическая посылка повестей: компьютерная игра (поначалу вполне безобидная) постепенно начинает влиять на реальную жизнь, подчинять себе, подминать под себя. Артем оказывается в ловушке: по правилам, если он не уничтожит Вику в игре (а значит, она погибнет и в реале), то неминуемо погибнет сам. Артему предстоит сделать очень непростой выбор. Вот на этой проблеме морального выбора и держится философия книг Т.Крюковой.
В процессе чтения меня не покидало ощущение того, что Артем, оказываясь в игре, попадает в мир своих тайных фантазий, решений, мыслей. Стоит ему о чем-то подумать в нашем мире, а в игре эта незаконченная мысль воплощалась во всей полноте, становилась осязаемой, вплоть до обретения собственного лица. Наверняка не такого, как представлял себе Артем… Хотя…
“Ловушку для героя” и “Гений поневоле” я прочитала на одном дыхании, запоем. Даже если и встречались скучноватые моменты, я их не замечала, мчась по волнам захватывающих приключений и психологических страстей.
Лично для меня эти две книги определили мой читательский выбор: однозначно, Тамара Крюкова сегодня одна из самых неожиданных и интересных писателей, пишущих для детей и подростков.

Михаил Бекетов

«Красный смех»
Леонида Андреева


Мое знакомство с Леонидом Андреевым началось в вагоне электрички. Папа протянул мне книгу со словами: «Прочитай. Тебе понравится. Как в воду глядел.
Первым я прочитал Красный смех». Это произведение понравилось мне больше всех. Это - самая антивоенная из всех вещей Андреева и самая антивоенная из всех, что я читал. Повествование ведется от лица офицера, который потерял обе ноги на какой-то большой и страшной войне (я сначала думал, что имеется в виду I Мировая, но нет, рановато - 1905 год), затем от лица его брата, который каким-то образом не попал на фронт.
Андреев предсказал Первую Мировую войну за девять лет до ее начала. Эта война была именно такой, какой она описана в «Красном смехе» - пугающей, сводящей с ума, уничтожившей невиданное доселе количество людей. Танки, газовые атаки, колючая проволока - сколько нового оружия было применено в ту войну, сколько было изобретено людьми для убийства себе подобных. О бессмысленности такого убийства и пишет Андреев.
Ситуация в Европе перед войной напоминала театр, описанный в «Красном смехе»: пока все тихо и спокойно, но стоит кому-нибудь крикнуть «Пожар!», как все начнут пробиваться к выходу, наступая друг другу на ноги, каждый будет расталкивать других, чтобы поскорее выйти самому, наверняка кому-нибудь станет плохо, кто-то погибнет в этой давке.
Криком «Пожар» был выстрел Гаврилы Принципа.
Леонид Андреев рисует в своем произведении безумие, постепенно охватывающее мир. Конечно, он сгущает краски, и поэтому, наверное, его не восприняли всерьез. Но кто знает, сколько жизней удалось бы сохранить, если бы к Андрееву вовремя прислушались.

На вечном приколе  НА ВЕЧНОМ ПРИКОЛЕ.

   Фразарий
Из школьных сочинений:
Жила в одном городе сумасшедшая девочка. Она очень любила кокосы. Один раз она залезла на пальму и бухнулась прямо в море. С тех пор по ночам в том море гибнут все его обитатели, не хватает рыбы и тонут корабли.

Хожу по лесу и собираю пластиковые бутылки, чтобы их волки не съели.

Из ответов на уроках:
Таким свойством обладают некоторые растения, такие, как животные, например.

Учитель:
- А чем у нас прославился Менделеев?
Выкрик с места:
- Он спал, и ему снились ночные кошмары!
Выкрик с места:
- Он водку изобрел!
Учитель:
- Эх... Нееет... Он делал хорошие чемоданы!

Последнее обновление: 17 мая 2005 года.

К Началу Странички Главная Страничка