Остров
журнал для ребят и взрослых


№17

Обложка «Острова» (16,6 Кб)

МОСКВА
ДЕКАБРЬ 2002



Содержание

ПРОЗА
Анна Десницкая. Посмотри на небо Михаил Зобар. Жестче любого диска Маргарита Ильина. Орел Просто творить Когда взошло солнце Александр Исаев. 10 тысяч рублей, или 7 дней счастья Сказка на манер Елена Исаева. Осенняя сказка Татьяна Маркова. Ночной танец Любовь Науменко. Ручка Леонид Петров. Лодка
СТИХИ
Михаил Зобар Ксения Кудрявцева Вера Павлова
ЭТЮДЫ
Ольга Гусева Александр Матузный Максим Щедрин
ПО-МОЕМУ!
Александр Исаев. Сеструха Эмин Мамишов. Курение
У КНИЖНОЙ ПОЛКИ
Маргарита Ильина. "Единственная" Ричарда Баха
НА ВЕЧНОМ ПРИКОЛЕ
Фразы из школьных сочинений, случаи на уроках
Наш адрес: 105318, Москва, ул.Ткацкая, д.28/14, Цент- ральная детcкая библиотека №65, литобъеди- нение «Кот в мешке». E-mail: kapvit@rusf.ru; Fidonet: 2:5020/194.78 Website: http://cat-bag.narod.ru Рисунок © Иван Кучумов на обложке

Эмин Мамишов

В память

Арсений Куриленко (7,5 Kb)
Тишина... Террористы замерли на своих местах. Женщине дают валерьянку.. Рядом с ней сидел мальчик тринадцати лет. Это и был мой друг Сенька. Арсений Куриленко. Он жил недалеко от меня, напротив моей школы №1947. В компании Арсений был самым известным весельчаком и по улицам он ходил своеобразной походкой - пританцовывая и щелкая пальцами. Он всегда что-то напевал себе под нос. Видя его, я понимал, что Арсений просто очень любит музыку. Он и сам так отвечал.
Но там, в зале, его об этом не спрашивали. Арсений вел себя очень спокойно и держал за руку ее, ведь именно на ее игру он пришел сегодня посмотреть. В тот день 23 октября Сенька не должен был петь (он был артистом труппы). Кристина сидела так же, как и он, только порой дергалась, возможно, от голода и холода.
Они там уже второй день, а я - я дома и ничего не знаю. Был бы я там... И что? Что я могу?
Второй день без еды, воды и человеческих условий. Террористы разрешили съемочной группе НТВ взять у себя интервью. Сказали, что все дети живы. Но я не знал, что мой друг сидит там...
Третий день. Я просыпаюсь и слышу, что всех заложников освободили. Умерло всего два человека. Показывают видеоматериалы освобождения заложников. Два человека, как же...
И тут - гром средь ясного неба. Показывают фотографию мальчика. Мама говорит: "Посмотри на экран. Ты знаешь этого мальчика? Вроде телефон нашего района".
Я обомлел. Сенька...
Нет ни среди мертвых, ни среди живых.
Два дня в неведении. И тут трагедия, которая была далеко от меня, приблизилась ко мне в упор. На второй день сообщили: умер... Точнее, погиб... Тут же звонки. И правда, погиб... Не может быть! Самый веселый человек, которого я знал, самый жизнерадостный человек... погиб...
Не будь его там, сейчас бы он играл со мной в футбол, как месяц назад, а теперь не к кому обратиться за мячиком, и дельный совет если кто и даст, то какой-нибудь зануда.
Что Сенька сделал террористам? Что сделали им другие люди, оказавшиеся в этом зале? Террористы боролись за идеалы? Не все люди, которые борются за свои идеалы, правы. Ведь идеалы тоже бывают жестокие по своей сути. Идеал, ради которого убивают невиновных людей - лживый идеал.
В жизни мне встретится еще много друзей, но такого друга, как он, у меня не будет!

Стихи  СТИХИ

Вера Павлова

      Баллада о славе

Он просил у радостного солнца
Счастья и великой ратной славы.
Но его не слышало светило.
Что ему до пахаря земли?
Он просил у радостного солнца,
Начиная с самого рассвета,
Следуя за старою сохою
И домой бредя в густой пыли.
И однажды, проклиная бедность,
Весь свой род и свой земной удел,
Он воззвал к гремящему над бором
Властелину, мнущему поля.
И лицо свое подставив ливню,
Он просил у бешеного вихря
То, что он не вымолил у солнца,
Обещая душу от себя.
И с тех пор за много лет скитаний
Пахарь взял немыслимую славу,
Ибо в день тот народился воин,
Равных не имеющий себе.
Пил он мед из золоченых кубков,
Презирая золото, однако.
И любуясь только блеском стали,
Он любил лишь жаркой битвы миг.
И его боялись, проклинали,
А другие звали воеводой,
Осыпая редкими дарами.
Он же лишь смеялся всем в лицо.
Но, идя от битвы к новой битве,
Поднимая новые знамена
И свою преумножая славу,
Чувствовал он странную тоску.
И однажды, следуя дорогой,
Он пришел на собственное поле,
Где воззвал когда-то к властелину,
Рвущему седые облака.
И стоял в задумчивости воин,
Вспоминая прожитые годы,
Вспоминая хохот властелина
И сверканье молний в небесах.
И тогда вдруг рассмеялся воин,
Отвечая грянувшему грому.
И кричал он с болью о позоре,
О чужой, не им добытой славе.
Он смеялся радостному солнцу.
Он смеялся яростному ветру.
Меч его был так же быстр и точен,
Когда он его из ножен взял.

      * * *

Да, я порою понимаю тех,
Кто иногда уходит без прощанья,
Чтобы прощаньем не прервался смех,
Чтоб не давать пустые обещания.

Кто покидает праздничные дни,
Не в силах объяснить свои поступки.
Но легче плачется, когда во тьме одни
Горят огни и звезды-незабудки.

      * * *

Пройдись по тонкому ледку,
Не изменив узора.
И в воздухе найди строку,
Что прячется от взора.

И научись глядеть в глаза,
И сдерживать дыханье,
Чтоб не видна была слеза
В улыбке и в молчанье.

Послушай ветер в темноте,
Погладь его рукою,
Он песнями воздаст тебе
И радостной тоскою.

И если вдруг твоя ладонь
Окажется пустою,
Взгляни на крошечный огонь,
Что ты несешь с собою.

      * * *

Чудеса в жизни редкие гости:
Здесь прибудет, убудет в другом.
На рябине качаются грозди -
Это ветер шумит за окном.

Голова же клонится бессильно
На покрытые вязью листы.
В этих комнатах душно и пыльно,
Вечера здесь темны и пусты.

Даже ветер не входит больше
Через узкую форточку в дом.
Тишина все тоньше и тоньше,
И прочитан последний том.

      * * *

"Хмельно и горестно",
      - так говорит Марина.
(Какое имя! Звук морских валов.)
Да, что-то я сегодня прояснила,
Пускай чуть-чуть, пускай не до основ.

И снова снег ложится нам на плечи.
"Марина, расскажи о тех, других…"
А звезды разгораются как свечи,
И город дышит лишь для нас двоих.

Наш разговор разбрасывает ветер,
Но с разговором рвет на части боль.
И в радостном почти… фонарном свете.
На сапогах поблескивает соль.

      * * *

"Мне тоже было семнадцать лет", -
Смеялся мой спутник грустно.
"В ладонях на миг ты удержишь свет,
И снова в комнате пусто".

И я оглянулась на старый ковер,
На кресла, в которых сидели.
А спутник молчал, переносицу тер.
Глаза же тускнели, тускнели.

Я тоже молчала, разрушить боясь
Мелькнувшую нить пониманья.
"Мне было семнадцать". И плавно, двоясь,
Меж нами - оттенок молчанья.

Ксения Кудрявцева

      Нет безобидных времен года

Упал листочек за окном и рассказал о том,
Что лето кончилось,
Что пожелтели, покраснели листья,
И много на земле лежит листов,
            таких, как он.
Большой, большой ковер
      создали все они собой.
Теперь земле не холодно -
      букашки, червячки, кроты
            Спокойно засыпают.
Ничто не потревожит их теперь,
Природа сон их охраняет.
Спокойная старушка Осень
Ковром всю землю нарядила,
Сняла листву,
      и тем деревьям угодила.
Готовит Осень всех к Зиме -
К суровой молодой красе.
Зима экзамен проведет:
Кто выживет, а кто умрет.
Награда за экзамен хороша -
Красивая и мудрая весна.
Она всю землю приберет,
Не может быть никак наоборот.
Посадит почки на деревьях
      и птиц всех с юга позовет.
Разбудит всех,
      и угостит как дорогих гостей.
Начнется Лето.
Три месяца жары,
Три месяца купанья.
Но Лето даст экзамен тоже.
Кто выживет, а кто умрет.
Как ни прекрасно было б Лето,
Но смертоносно и оно!
Нет безобидных времен года -
Запомни это.
            Вот и всё!

Проза  ПРОЗА

Александр Исаев

10 000 рублей,
или 7 дней счастья

Все было как обычно: утром я проснулся, даже не подозревая о странном феномене. Собравшись, я медленно побрел в школу. По дороге пинал банку и думал о том, как же мне хочется "красный Mutter - Limit Edition". Машинально, как обычно бывает при этой мысли, я засунул руку в карман и... и почувствовал там что-то. Достав, я обнаружил 10 000 рублей новенькими купюрами. Пересчитав, я быстро спрятал деньги в карман, но потом снова достал и снова убрал. Не знаю почему, но я сильно нервничал. Зайдя за угол, я снова пересчитал деньги, переложил их в джинсы и поспешил в школу.
На занятиях я абсолютно не думал об уроках, я думал о том, что бы мне купить? Вопрос этот был несложен: первое, что приходило в голову, записывал на листочек. После занятий, с заветным листочком, я отправился по магазинам, о которых раньше только мечтал.
Итак, накупив подарки, всевозможные нужные и ненужные вещи, я довольный отправился домой. Наутро в той же куртке, в том же кармане снова лежали 10 000 рублей. Не знаю почему, но я отнесся к этому как к должному. Но теперь я отдал половину маме, а остальное решил опять потратить...
Такая ситуация продолжалась неделю: и когда все, что хотелось, было куплено, я решил откладывать на "черный день". Но на восьмой день денег не оказалось.
Я перелопатил все карманы куртки, но денег не бы-ло, не было их и через день, и через неделю, и через год...

Сказка на манер

Не любил Иваныч собирать грибы - но приходилось. Приходилось собирать, потому что варенье из этих грибов было вкусным очень. Да и вообще это были не грибы, а фрукты всякие, это он их на кошачий манер называл грибами. А еще Иваныч не любил картошку окучивать - то есть копать.. Окучивать - это на старорусский манер (окучивать - куча; значит - копать).
А особенно не нравилось Иванычу по дому воркать. Воркать - это на английский манер - работать, помогать, вкалывать.
Любил Иваныч кашку шамать - это на старо-беспризорный манер означает "кушать, питаться".
Жил Иваныч хорошо, как ему казалось - румяны щеки, сыты глаза. Только пользы от него никому не было. А жил Иваныч с людьми - в обществе.
Обозлилось общество на него, что ничего, кроме "грибов для варенья", он не собирает и не помогает никому. Собрались люди да и прогнали дармоеда прочь, а напоследок прозвали его "Lazy". Это на американский манер означает "ленивый".

Леонид Петров

Лодка

Эта история произошла девять лет назад. Плывя на лодке по реке, я видел вдалеке большие деревья, рощи, одним словом - природу. Я плыл в этой лодке один, поскольку поругался с родителями и ушел из дома. Это было вечером, был закат, было тепло и пели птички. Плыву я по реке и думаю, как я вернусь домой.
Прошло два часа и стало прохладно, но у меня не бы-ло с собой никакой кофты. Вот плыву я по тихой спокойной реке - и чувствую удар в правый бок лодки. Я посмотрел - никого не увидел. Бац! Еще один удар в правый бок. Я посмотрел - никого не было. Я поплыл быстрей. Бац! Еще удар в левый бок - и я перевернулся. И тут я увидел большую белую зубастую акулу. Я поплыл домой, но акула успела прогрызть мою ногу. Я выплыл из реки и пошел, прихрамывая, домой. Когда я открыл дверь, там стояли мама и папа с бабушкой.
Они увидели меня, схватили, повезли в больницу.
Вот так, не ругайтесь с родителями.

Елена Исаева

Осенняя сказка

В осеннем лесу забываешь о грустном. Я решила побродить. И наткнулась на необычное дерево, которое было очень толстое и высокое. А еще в нем было дупло. Я решила заглянуть туда.
Войдя, я обнаружила там просторную комнату с тремя дверьми. На первой было нарисовано какое-то растение, на второй - небо, на третьей - чашка. А наверху была надпись: "К чему подойдешь, туда и попадешь". Недолго думая, я пошла к третьей двери, потому что хотела есть. Дверь открылась, и передо мной распахнулась лесная поляна. Я вошла туда, и дверь закрылась и тут же испарилась.
Вокруг меня была очень милая обстановка: пели птички, журчали ручьи, бегали зайчики и скакали белки. И они даже не боялись меня. Я была очень удивлена. Я посмотрела на себя и обнаружила, что я была в облике рыжей белки. И вдруг ко мне подошли двое бельчат и стали со мной разговаривать, и я их прекрасно понимала. Они стали интересоваться, кто я такая, я ответила, что не местная - приехала посмотреть здешние достопримечательности. Они с удивлением посмотрели на меня. И предложили познакомиться с царицей. Я, конечно же, согласилась. Бельчата повели меня в ее хоромы. Внутри норы был очень даже интересный интерьер. Вся мебель сделана из ореховой скорлупы, на полу лежали пуховые ковры. Увидев меня, царица приказала меня накормить. После плотного обеда мне предстояла встреча с царицей.
Когда я отдохнула, за мной прислали слуг. Меня повели по длинному коридору со множеством дверей. И остановились на самой крошечной. Я зашла туда, королева меня уже ждала. Я поздоровалась и представилась. Она тоже была очень любезна. Ничуть не медля, она ввела меня в курс дела. Сказала, что у них в городе существует договор с филином. Один раз в неделю он прилетает к нам и забирает одного бельчонка. Но так как все беличье население почти истреблено, то пришла моя очередь. И я должна буду находиться до завтрашнего вечера в особой комнате. Мне ничего не оставалось, как повиноваться. Меня отвели на улицу. Там стоял домик, напоминающий чашку, только перевернутую донышком вверх. Меня завели туда и закрыли дверь на замок. Вся комната была очень благоустроена. Там был мягко застеленный диван, целый холодильник еды, умывальник, и все, что только душе угодно. На столе лежало кольцо, на котором было написано: "для Лены от Гальбиры". И к нему прилагалась записка:
"Если повезет, то это кольцо спасет от любого несчастья. По преданию, оно должно защитить только в том случае, если само того захочет. Я дарю тебе его, потому что это наша традиция. Надень его перед сном на правый средний палец. Смею тебя заверить, что до сих пор это кольцо никому не помогало".
И вот скоро настало утро - и так же скоро вечер. Меня поставили на крышу дома, то есть чашки. И при странном звуке все разбежались. Ко мне летел филин. Он, громко визжа, схватил меня лапами, и я почувствовала легкость - я неслась по цветному туннелю. Это чувство длилось несколько минут.
Я проснулась в холодном поту. И ничего уже не помнила. Но что-то стягивало мне палец. Я посмотрела на руку и обнаружила на ней кольцо, на котором сияла надпись "Первый тур пройден".

Татьяна Маркова

Ночной танец

Кошка по ночам превращалась в девочку. Превращалась она в девочку с самого рождения. По ночам она гуляла по темным улицам. И каждую ночь она останавливалась у реки и смотрела на свое отражение. А зимой, когда речка замерзала, девочка с удовольствием босиком ходила по льду. Еще эта девочка любила танцевать. Она танцевала на льду, на улице, на крыше, и… если бы она умела летать, она бы танцевала и в воздухе.
Как вам всем известно, кошки живут меньше, чем люди. И эта кошка не была исключением.
Однажды она почувствовала себя не очень хорошо, не как обычно. И вот ночью, превратившись в девочку, она пошла к мосту, сняла обувь и стала танцевать на перилах (перила были широкие). И так она танцевала до самого утра, уже взошло солнце, а она всё танцевала. Так она танцевала ещё час. Вокруг нее собралось множество людей, а она все танцевала и напевала:
"Я человек, я человек,
Как я люблю весь мир,
О шерсти я забыв навек
Танцую под сияние лир".

Анна Десницкая

Посмотри на небо...

Чужой князь с далекого северо-востока пришел в город в сентябре. Он вошел в город, и навстречу ему летели сухие желтые листья. Он шел по городу, и люди долго смотрели ему вслед, когда он проходил мимо, потому что чувствовали: он князь. На нем не было кольчуги и шлема, он пришел в город безоружным - на нем были только холщовые штаны и полотняная рубаха, но что-то выдавало, что он - Чужой Князь. Его светлые, тронутые сединой волосы и борода стлались по ветру, его голубые глаза были прищурены от привычки постоянно смотреть вдаль.
Он прошел по Всхолмью, по Длинной улице, зашел в Кривой переулок и через дворы (чтобы срезать путь) дошел до Площади. Князь прошел через нее и свернул в Переулок, Имени Которого Никто Не Помнит, зашел в почти незаметную арку и оказался в маленьком дворике. Посреди него стояло большое дерево - сейчас оно было все оранжево-золотистое. Тень от него падала на маленький деревянный домик, окрашенный в сине-зеленый цвет. В некоторых местах краска облупилась и было видно темное дерево. Напротив домика стоял сарай, в котором хранились дрова и инструменты. На скамейке рядом с сараем сидела девочка - ей было лет семь, не больше. Князь подошел к девочке, и она доверчиво ему улыбнулась. Она не знала, что он князь, просто он ей понравился. Он отвел с ее лица светлую прядь волос и взял ее маленькие ручки в свои мозолистые руки. И произнес:
- Я пришел, чтобы сказать тебе: взгляни на небо и увидишь птиц, взгляни на землю и увидишь травы, и будь счастлива.
Затем он посмотрел в ее зеленые глаза и, дав ей маленький цветок с пятью белыми лепестками, развернулся и медленно ушел, а девочка осталась сидеть на скамейке у дровяного сарая. В тот миг его слова показались ей естественными, точно именно их она и ждала. Но со временем эти слова росли в ее сознании, и она с благоговением вспоминала их.
Девочка поставила цветок в воду, и всем на удивление он стоял не увядая несколько месяцев подряд, а когда он начал вянуть, девочка положила его в толстую книгу, где он и высох. Но часто девочка открывала книгу, смотрела на цветок и вспоминала лицо Князя, его прищуренные голубые глаза и мозолистые руки.
Шли годы. Девочка выросла и вышла замуж. У нее родились дети, а затем внуки и правнуки. Она была счастлива и всегда помнила слова Князя. Однажды она умерла. Ее похоронили, и ее дети, внуки и правнуки скорбели по ней.
И никто и никогда не узнал тайну слов Чужого Князя с далекого северо-востока: ее знал лишь Цветок, но однажды, когда дети перебирали старые вещи, Цветок выпал из той книги, куда он был вложен, и упал в щель между половицами.
И если вы хотите узнать, что имел в виду Князь и выполнила ли девочка его пожелание, если вы хотите узнать эту тайну, то погожим сентябрьским днем отправляйтесь в далекий город. Пройдите по Всхолмью, затем по Длинной улице и по Кривому переулку, и через дворы (чтобы срезать путь) дойдите до Площади, и сверните в Переулок, Названия Которого Никто Не Помнит, зайдите в арку, которая почти незаметна, и вы окажетесь в маленьком дворике. Войдите в деревянный домик с облупившейся сине-зеленой краской. В этом доме, между половиц, и лежит Цветок. Может быть, он откроет вам тайну.

Любовь Науменко

Ручка

Жила-была ручка. Была у нее сестренка - очень непослушная черная ручка. Потому она и была черной, что у нее были черные мысли. В том доме был маленький закон - не писать черной ручкой. И вот однажды эта ручка залезает в документы. Видит там одни цифры и еще какие-то очень длинные слова. От этого она начала плеваться чернилами. Но, к счастью, она была очень маленькая и много попортить не смогла - чернила кончились. Но и от таких маленьких бывают большие проблемы. Старшая сестра нашла ее и увидела, что в счетах вместо одной цифры стала другая. Старшая написала: "Если кто не поверит моему хозяину, то клянусь своими чернилами, я ему дам под глаз".
И вот хозяин, ничего не подозревая, идет к налогособирателю… Ну, в общем все закончилось хорошо.

Маргарита Ильина

Орел

I
Там, где свобода, там, где сияющее чистое небо... Там, где высокие горы, а в вышине поют голоса забытых нами друзей... промелькнуло чье-то крыло.
Я стоял и смотрел вдаль, подняв голову и устремившись мыслями ввысь. Одинокий орел оставил след от порхнувшего крыла. Казалось, он был неподвижен. Он парил гордо, свободно, как нечто неземное. А потом улетел. Я долго ждал его, мысленно звал, но больше орел не появлялся.
Утром я вновь поднялся на гору и задумался. О чем?
Я знал, что он вернется, знал, что он где-то рядом. И вот наконец расступились облака, заиграл гонимый ветром воздух, и из голубой пены утренней тишины, словно вихрь, расправив крылья и гордо подняв клюв, появился тот, кого я ждал. Он парил в небесах снова и снова, кружил надо мной и, казалось, смотрел на меня и разговаривал. Как я был свободен в ту минуту! Почти как он.
Каждое утро я возвращался на прежнее место и вел молчаливую беседу с хозяином этих вершин.

II
Все было в этот день как обычно. Тот же слепящий свет, те же горы, то же утро, те же мысли. Во мне горела какая-то надежда, непонятная мне.
Я не знал, о чем думать. Бессонная ночь не давала принять новое утро. Лишь орел принимал меня как старого знакомого. А я ждал его - он оказался всем. Всем, что я видел в будущем. Он пел на своем языке, не кричал, а пел. И его печальная песня поднималась еще выше, а оттуда падала, разбиваясь о горизонт и рассыпаясь эхом по всей долине.
Я мечтал, но мои мысли оборвал истошный крик и разрывающий удар. Что это - гром или выстрел? А может, это внутри меня?
Но я вновь поднял голову и тяжело сглотнул. Царь небес медленно летел ко мне. Он спускался плавно, легко. Он пытался сопротивляться, боролся со своей болью и с воздухом, но подбитое крыло не давало прежней свободы.
Я не понимал, но чувствовал что-то неизбежное, слышал, как колотится его сердце, которое билось и в моей груди. Теперь ему было еще легче. Он не ощущал грусти и тяжести. А просто парил, так же неподвижно. А я смотрел. И видел капли крови, видел пролетевшую мимо меня жизнь, вечность, тонкую свободу, видел игру со смертью и печальный исход.
Эта вершина его погубила. А меня сделала смелее.
Я часто вспоминал об орле, но видел только лишь зеркальный отблеск в его глазах и прозрачную, наполненную светом и счастьем слезу, которая отражала прошлую, настоящую и непришедшую свободу...

Просто творить

Музыка - это творение человеческих рук, души. Это дар всего живого. Музыка - это осенний листопад, который окунает тебя в загадочный мир и кружит в вихре терций, аккордов и бемолей. Когда пишешь музыку, словно ступаешь по музыкальной лестнице, ведущей к тайнам душевных мыслей и переживаний.
Наверное, так же думал и Петр Чайковский, когда описывал свои чувства. Он выходил из дому и долго шел по лесным полянкам, вдоль березовых рощ и лугов. Он мог бродить часами и слушать шепот воды, перекличку деревьев и тихий свободный ветер. Птичьи трели заставляли замирать и ждать чего-то, что вот-вот опустится на землю, захлестнет с головой и поднимет ввысь, неся на крыльях новые произведения, в которых каждый найдет частичку себя, дремавшую на самом донышке его сердца.
А потом композитор бежит к инструменту и ставит в ряд новые ступеньки музыкальных звуков, дав волю своему воображению. Звуки разольются и обойдут каждый уголок природы, заставляя остановиться на минуту, а может, и на час, и невольно прислушаться. И каждый в этот миг задумается о своем, и, может быть, эти мысли сольются в единую песню. Песню о том, что чувствовал композитор, что хотел передать через музыку и какими средствами донес золотые ритмы до тех, кто успел поймать их и услышать - прежде, чем они улетят искать другого.
Кто же ты, творящий, где же ты, музыка, та, что заставляет замирать от волнения, та, что трогает сердца всего живого!

Когда взошло солнце

Когда взошло солнце, я понял главное. Все то, что прокручивал сейчас в своей голове, меня уже не интересовало, но настораживало. Я чувствовал боль от ножа, но все равно вырезал на левой руке свое имя. Зачем?
Я чувствовал запах земли и мха, сырости и недавно прошедшего дождя. Теперь - тишина. Встать не было сил. Лежать - ничего другого не оставалось. И голову резала молния, не от боли, а от безысходности. Жизни нет, и меня скоро постигнет такая же участь, что и небезызвестного пророка. Я уплывал далеко-далеко, но вместо кита видел огонь и бессердечие, весь мир, ополчившийся на меня, и тот ураган, в котором я кручусь вот уже девятнадцать лет. Но не от того мне страшно, что один и хочу уйти, а оттого, что не увижу спасительного креста.
Когда я родился, я был один в семье, а когда вырос, нас уже было двое. Но брата я не видел, не успел. Верю, что у него все сложится иначе, но обещать не могу. Мама рано покинула этот мир, а отец - как раз тот, кто стал виновником такой судьбы. Он научил меня быть честным и самостоятельным. Но честность лишь множила врагов, а самоконтроль и самостоятельность... потом я понял особенность такого воспитания. Отец видел во мне свое отражение, но не мог передать свою душу.
Друг, самый верный, меня предал, и вместо него я видел каменные холодные стены, потолок в мелкую сетку, маленький протертый дворик и вовсе не братьев мне около окна, в лишенной какого-либо света заунывной семиметровой комнате. Побывав там, откуда в настоящий людской мир не возвращаются, я уже не думал ни о каком "Муравьином братстве", я просто презирал этих людей, ребят с почерневшим разумом. Никто из них не был невинным, и под конец даже я стал ощущать на себе огромную тяжесть.
Свет, вспышка и военный костюм с красивой фуражкой и лакированным темно-красным козырьком. Рассказы отца о самом главном моменте его жизни, "который наложил прекраснейший отпечаток на его мужественное сердце", не придавали мне ни капельки уверенности и надежды. Я помню дуло двустволки, прижатой к моей голове. Помню, как стоял у дерева, загнанный на какую-то непонятную тропу. С левой руки сняли перстень, тот самый, что нашел я под своим матрацем с последней запиской моего товарища. Он мой. Я так думал. Он был моим талисманом, и почему я должен был расстаться с ним, до сих пор не пойму. Да, были хорошие минуты, но именно там я написал первые стихи и там же сжег их. Они всегда со мной, где бы я ни был, и их никто бы не понял, как не понял отец, когда наконец я открыл дверь своего почти родного дома. Я написал еще несколько строк и начал вести дневник.
Отец видел во мне подводника, потому что и сам был им, а мою мечту никогда не воспринимал всерьез. И когда случайно нашел томик Пушкина, то в отчаянии закричав, на моих глазах бросил в печку. Туда же последовал мой дневник с самыми любимыми сочинениями, которые были всем в моей жизни.
Тогда я понял, как я его ненавижу. Я понял и то, что жизнь для меня коротка. В ту самую минуту, когда в огне горели листы со стихами, я сжал кулаки так сильно, что на ладонях остались следы от ногтей. А потом отец долго смеялся лихорадочным смехом.
Я покинул дом, прихватив некоторые личные вещи. Через три месяца написал отцу, который, как потом выяснилось, в этом городе больше не жил. Как-то на речке я кинулся спасать девочку, которую утаскивал водоворот, и когда оказался бессилен, то попытался покончить с собой.
Я много читал, хотя отец мне запрещал, и вскоре откинул дурацкую мысль о смерти, понимая, что этим никому ничего не докажу.
Нет, я хотел не этого. Снова стены, снова прозрачный потолок из ровных квадратиков. Я не знал своей вины, но проверял на себе, насколько заточена колючая проволока. А когда нашел документы и личное дело, где в графе "осужден на"... стояла цифра, не укладывающаяся в моем сознании, я неожиданно прочитал еще один важный факт: "Родители десятилетнего ребенка, утонувшего в результате неосторожного вмешательства подростка...". То есть меня!
Я понял, что ничего меня не ждет, что я не нужен никому, как не нужен был своему отцу. И может, кто-нибудь поймет, почему я решился, хотя и знал, на что иду, куда иду.
Теперь тишина, мрачное небо и шелест травы, прогоняющий меня из дремавшего еще леса. Он не принимал меня, предавшего самого себя. Я рисовал свое имя маленьким перочинным ножом в надежде на то, что меня найдут, что узнают и вычеркнут это ужасное обвинение, этот несовершенный грех. За эту несбывшуюся мечту, непрожитую жизнь, за то, что я ухожу и ничего не сделал для нее. Не было боли, не было слез. Я убежал, но еще видел одинокую томящую луну. Дата и имя на запястье становились четче. В руках моих был нож, и моя судьба. На пальце тот же перстень, который я отобрал позже у моего врага. Я не боюсь. Я хотел стать поэтом, а поэты должны уметь встретить поражение. Только земля и деревья, трава и птицы - вот мои друзья. Отец, я люблю тебя! Прости! Виноват - я. Треск сучка, неритмичный вздох. Теперь - тишина...

Михаил Зобар


Мало осталось на свете удалых цыган…
М. Горький


One of those days
I'm going cut you
Into little pieces!!!
Pink Floyd


Жестче любого диска

- А остается попробовать, такое ли у Радды моей крепкое сердце, каким она мне его показывала. Попробую же, простите меня, братцы! - сказал Лойко Зобар и вонзил в грудь Радды стальной клинок. Раздался треск, запахло озоном, а из раны, которую цыганка зажала прядью длинных черных волос, повалил черный дым и потекла маслянистая, янтарного цвета, жидкость.
- Убью!!! - заорал отец Радды, таборный спец по железу, выхватывая из-за пояса нож.
- Стой! - крикнул Макар. - Не надо его убивать! Пусть уйдет. Дочь-то твоя, - он покосился на тело киберцыганки, - небось, не умрет. А микросхему заменить - не вопрос…
- И то верно… - сказал спец по железу. - Ладно уж, бог с тобой, Лойко…
Но легендарный клавишник и так, не слушая его, вскочил в седло своего "Харлея", с грохотом завел его и полетел по трассе прочь от табора, по направлению к Симферополю.
Отец Радды принес из шатра свой черный чемоданчик, открыл его, потом привычным движением рассек цыганке грудь, отключил жесткий диск (слава Богу, клинок его не задел), отцепил старую плату от SCSI кабеля и вставил вместо нее новую - фирмы ASUSTeK. Потом он подключил винт обратно, зашил хирургической ниткой разрез на смуглой коже цыганочки и вколол в её вены несколько шприцев свежей жидкости-проводника.
- Лойко… - произнесла красавица, как только саундкарта вновь определилась и девушка обрела голос, - убью…
- Уже не убьешь, - улыбнулся отец…
...
Тем временем "Харлей" музыканта мчался по направлению к Симферополю со скоростью пули.
- Все, - бормотал Лойко себе под нос, - хватит. Больше никаких киберпанков, понял?!! Никаких больше цыган! Никаких таборов и киберов!

Стихи  СТИХИ

Михаил Зобар

      Кабель

Тоскливой и тяжелой черной хордой
Лежит в земле высоковольтный кабель.
И всем слышны тяжелые аккорды
И поколение растет, как трупов штабель

И даже в мирной банной экибане
Из веника и пара - черный провод.
Ползут цивилизации лианы,
И провода - ее последний довод.

ПО-МОЕМУ!  ПО-МОЕМУ!

Александр Исаев


Я живу со своей сеструхой… уже четырнадцать лет! И никак не могу ее понять: то она милая, добрая, хорошая, а то гадкая, противная и подлая. Я часто сижу и думаю, с чего бы это, то ли у нее в мозгу что-то щелкает, то ли она это нарочно, то ли из вредности… и меня это бесит. Может быть, дело во мне? Не знаю, не знаю. Слишком уж часто...
Стандартная ситуация - вроде бы все нормально: птички светят, солнышко поет, погода хорошая, и вот обязательно ей надо все испортить. Ведь казалось бы - все нормально, НЕТ!!! Все испортит. Но я часто ищу ошибку в себе и стараюсь помириться, а она ни в какую, даже если сама виновата.
Но я все равно ее люблю, потому что знаю, что она любит меня.

Эмин Мамишов


Я считаю, что самая распространенная проблема - это курение. Большая часть людей умирает от рака легких. И многие умирают в возрасте от 20 до 50 лет. А дети в мои годы пытаются курить для того, чтобы показаться взрослыми людьми. И так продолжается до того момента, пока они не увидят свои черные, съежившиеся легкие, которым не хватает воздуха. Тогда они уже понимают: "Что я делал эти годы? Из-за какой-то сигареты я угробил свою жизнь! Каким я был дураком!" А некоторые, даже осознав это, продолжают курить, надеясь на "авось". Может быть, я и буду курить. Но вам не советую.

Этюды  ЭТЮДЫ


Как часто нам хочется, чтобы дома у нас были животные! Но когда их нет, остается лишь мечтать.

Максим Щедрин


У меня нет никаких животных, но я бы хотел собаку. Большую, с большими жировыми складками. Например, шарпея. Я хочу, чтобы у моей собаки были большие и добрые глаза, огромные уши, короткий хвост и большой ум. Я бы научил свою собаку выполнять разные трюки и команды, особенно "Фас!". Я хотел бы сделать из собаки настоящего бойца, защитника. Собаку с железным характером, стальными нервами и добрым сердцем. По утрам я бегал бы со своей собакой, а летом плавал бы вместе с ней. Свою собаку я бы назвал Монстр, но несмотря на грозное имя, я бы хотел, чтобы она была доброй.

Александр Матузный


Я хочу иметь крокодила. Он будет плавать в бассейне, пока я буду есть чипсы PRINGLES, но ему их не дам. Потому что он их не попросит. Я буду кормить его соседскими собачками, которые будут надоедать по ночам. А вечером мы будем смотреть телевизор. А по праздникам я буду покупать ему воробушков на птичьем рынке. А если повезет, мы ограбим банк и закатим пир на весь мир. Я куплю ему ошейник и мы с ним будем гулять по утрам. А также я буду брать его с собой на стрелки. Крокодил меня еще никогда не подводил.

Ольга Гусева


Не знаю я совсем, что писать… Дома животных у меня нет, только иногда от соседей через вентиляцию прибегают маленькие тараканчики. Такие рыжие-прерыжие… усатенькие и ужасно симпатичные. Но родители мои их жестоко уничтожают (кормят всякой отравой) и они дохнут как незнамо кто… Жаль!!! Сидишь дома одна: "И скучно, и грустно, и некому руку подать в минуту душевной невзгоды…". А то хоть какая-то живность бегает.
Паразиты, а жалко их.

У книжной полки  У КНИЖНОЙ ПОЛКИ

Маргарита Ильина

"Единственная" Ричарда Баха


В этой книге автор попытался взглянуть на себя со стороны. И для этого он использовал необычный прием - словно воспользовался камерой, наводящейся на определенный кадр прошлого - затем, чтобы осмыслить и глубже понять каждый из них.
Очень красиво описаны пейзаж и картина происходящего. Самолет, летящий над морем, синие полосы, раскиданные по морской поверхности в определенном, хотя и непонятном порядке. Каждая полоса - короткий миг в жизни героев, Ричарда и Лесии. Муж и жена, безумно любящие друг друга, оказались в нереальном мире и пытаются понять, что есть жизнь и любовь. Они видят и обдумывают, каждый по-своему, их совместное счастье, жизненный путь вдвоем. А затем они должны слить воедино то, к чему пришли. И когда они возвращаются, то кажется, что все кусочки жизненной мозаики встали на свои места.
Каждый наш выбор меняет путь, которым мы следуем. Ричард Бах пишет: "небольшая перемена сегодня приведет нас в совершенно другой завтрашний день. Тех, кто выбирает высокий, трудный путь, ждет щедрая награда, но она долгие годы останется в скрытом виде... мы сами создаем окружающий нас мир..."
А в финале Ричард подходит к доске и пишет мелом всего одно слово: "Единственная", в котором все сказано. Никогда не думала, что можно так оригинально окончить книгу: "Он взял ее за руку. Начинался день".

На вечном приколе  НА ВЕЧНОМ ПРИКОЛЕ.

   Фразарий
Из школьных сочинений:
- Счастьев много больше, чем три.
- В военное время рыцарь почти не спал и совсем мало ел.
- Знойная, холодная зима.
- Много сусликов наполняли природу звуком.
- Много птиц мчалось вокруг в поисках заблудившегося зайчика.
- Он погиб на войне, стоя стеной на дороге.
- Пусть я лучше умру, ходя под пулями.
- Он пригрозил ему жестом на шею.

На уроке литературы:
- Глагол отвечает на вопрос неживого предмета.

Говорят учителя:
- Дети, запишите: "Первобытные люди - это те, которые первыми начали быть".


Последнее обновление: 9 ноября 2003 года.

К Началу Странички Главная Страничка