Остров
журнал для ребят и взрослых


№8

Обложка «Острова» (9,1 Кб)




МОСКВА
ДЕКАБРЬ 1998


Содержание

  ПРОЗА

  Евдокия Коркина.     Космическое путешествие Розы и Лиды
  Наталья Сакар.       Как Симон обиделся
  Михаил Сулимов.      Таракан
  Константин Соловьев. Урок математики

  СТИХИ

  Алена Горлова
  Дмитрий Ерусалимский
  Екатерина Мохова
  Михаил Овчинников
  Вера Павлова
  Илья Пащенко
  Артем Попов

  ПО-МОЕМУ!

  Алексей Куликов.     Я шагаю по Москве

  У КНИЖНОЙ ПОЛКИ

  Вера Павлова.        Алый знак воина
  Алексей Соколов.     Радужные воспоминания

  НА ВЕЧНОМ ПРИКОЛЕ

  Фразы из школьных сочинений, случаи на уроках

Наш адрес: 105318, Москва, ул.Ткацкая, д.28/14, Цент- ральная детcкая библиотека №65, литобъеди- нение «Кот в мешке». E-mail: kapvit@rusf.ru; Fidonet: 2:5020/194.78 Website: http://cat-bag.newmail.ru/cat-bag
Стихи СТИХИ

Aлена Горлова

Тени
Ночь. В безмолвии ночном Не шумит никто. Спят все люди, птицы, звери... Есть только чёрное пятно: Это тени, тени, тени Забралися на окно...

Артем Попов (ДЮЦ "Пресня")

Странное дело
Жил-был сапожник, а может быть, нет - Этого я не знаю. Жил он целых 95 лет, И сгинул в могилу, а может быть, нет - Этого я не знаю. А вот наврал я или же нет - Это уже я знаю!

Дима Ерусалимский (ДЮЦ "Пресня")

* * *
Мороженщица-продавщица В тележке весь день копошится. Наверное, сотни иль тыщи ребят, Толпясь, у тележки у этой стоят: - Дайте эскимо! - И рожок дайте мне! - Нельзя и побыть уже наедине! От избытка чувств воскликнула она: - Наша служба и опасна, и трудна!!!

Катя Мохова (ДЮЦ "Пресня")

* * *
Однажды бешеный мустанг Ворвался вечером в сбербанк И произнёс он очень грозно: "Ограбить никогда не поздно!" Мустанг к кассирше подошёл И пригрозил он ей ножом. Тогда она ему сказала С чуть-чуть испуганным лицом, Что денег в банке очень мало, Рублей, наверное, пятьсот... "А остальное мы уж сдали, На целый час вы опоздали". Мустанг ответил столь же грозно: "Ограбить никогда не поздно!" Кассирша сильно испугалась, От страха громко раскричалась. На крик милиция пришла И мигом зверя забрала. С тех пор тот бешеный мустанг Не ходит вечером в сбербанк...
Проза ПРОЗА

Михаил Сулимов (Буденновск)

Таракан
Будильник прозвенел ровно в семь. Первым проснулся гла- ва семьи - Игорь Иваныч. В след за ним его жена и оба сына. Еще проснулся большой черно-белый кот. У него выработался рефлекс просыпаться на звон будильника. Осмотревшись по сто- ронам, кот снова заснул. Кота звали Васька. Так же звали и одного таракана. Это был обыкновенный таракан. От других тараканов его отличало лишь то, что он был философом. Сейчас таракан размышлял о смысле жизни, не своей конечно, а человеческой. Смысл своей жизни был давно известен - размышлять. Находясь в этих раздумьях, таракан медленно переставлял все свои шесть лап. Он и не заметил, как оказался на полу по середине кухни. В это время Игорь Иваныч медленно пил горя- чий чай. Увидев таракана, он снял один тапочек, прицелился и швырнул его в зазевавшегося Ваську. Но тот обладал отменной реакцией. Только заслышав звук летящего тапочка, он со спринтерской для таракана скоростью побежал в направлении холодильника. Сзади громко приземлился тапочек. Ух, пронесло. Еще бы чуть-чуть и все, крышка. "Вот развелось тараканов", - сердито буркнул Игорь Иваныч. Из другой комнаты послышалось протестующее мяу- канье - кто-то из детей очевидно решил подержать на руках кота. "Хорошо у нас кот не сиамский", - подумал таракан. О мародерстве сиамского кота он не раз слышал от знакомых из соседней квартиры. Это кот сожрал половину от общего числа тараканов квартиры. Хотя население там не отличалось большой численностью, но все равно было страшновато. Примерно минут через сорок Василь вылез из под холодильника. Все люди уже разошлись. Тезка-кот мирно спал в соседней комнате. Для луч- шего хода мыслей необходимо было подкрепиться. Таракан на- правился к столу, влез на него. На столе стояли две чашки, сахарница и ваза с вареньем. Недолго думая, Василь направил- ся к сахарнице. Та, как всегда, была открыта... Что не гово- ри, а лучше сахара пищи нет. Наевшись как следует, таракан вылез из сахарницы и тут он увидел угол газеты, лежащей на холодильнике и открытой где-то посередине. По всей видимости, это была пятничная "Комсомольская правда" - любимая газета! Через двадцать се- кунд таракан был уже на холодильнике. Но его ждало разочаро- вание - газета была открыта на телепрограмме. Хоть это, что ли, почитать? Так, что тут у нас? Мамма мия, с ума можно сойти - Санта Барбара до сих пор продолжается! Сколько же у нее серий? Вдруг Василь услышал голос: "Эй, Васо, вэздэ тэбя ищу, што ты тут дэлаэшь?" А-а-а, это Грузин. Грузин (имени его никто не знал) появился в квартире недавно. Его случайно привез Игорь Иваныч в сумке, естественно из Грузии. Усы у Грузина были длиннее, чем у всех других тараканов (не зря же он грузин). Кроме того он очень часто "переезжал" (менял место жительства) и каждый раз приглашал огромное число гос- тей на новоселье. - Пошли ко мнэ на новосэлье, я в камп-ютэр пэрэсэлил- ся, - предложил Грузин. И они пошли праздновать новоселье.

Константин Соловьев (г.Одесса)

Урок математики
Урок математики проходил, как всегда, бурно. - ...плоскость альфа находится... - А кто вчера дежурил? - Ну все, теперь Елена Михайловна... - Да не гони, последний номер остался... - Это "бэтта"?.. - ...отношение между... - Так как его звали? - Какая вторая парта?! Ты сама хоть раз дежурила?.. - А какого Англеенко катала?! - Растиньяк, точно, Растиньяк! - Да нет, альфа это, в квадрате... - Румыния?.. Во второй, наверно... - Триметилгексобутан. Что ли... - ...а прямая АС не проходит... Так! Ну хватит! Наступает тишина, в которой еще переливаются отголоски с последних парт: - Да не первый это универсал!.. - Грызенко! Ты слушала? Повтори! Грызенко медленно подымается, пряча в парту недоеденную булочку. - Слушала. - Повтори, что я говорила. - Точка А... - Да? - Точка А... - Ну давай же быстрее! - Точка А... - Ну! - Принадлежит плоскости альфа! - быстро выпаливает Гры- зенко. - Садись, Оля. Практически правильно. Теперь запомните, дети: точка А не принадлежит плоскости альфа... Учительница отходит к столу и начинает заполнять жур- нал. В это время в конце класса возникает легкий шорох. Это одиннадцатиклассник Петр Каталкин повторяет подвиг своих предков, пытается раздобыть домашнее задание. Проявляя чудеса шпионского исскуства, он преодолевает класс и замирает возле третьей парты. - Тс-с-с... Паша, домашку сделал? - Да. Катать пришел? Проваливай! - Стой-стой, ты много сделал? - Ну... кроме тридцать первого, двадцать восьмого и пятнадцатого. - Я не понял, а что ты вообще сделал? - Что? Да твое какое дело! Пшел тсюда! Паша отвешивает крепкий подзатыльник. Каталкина беспо- коит не столько неприятные ощущения, связанные с этим про- цессом, сколько звуковой эффект, производимый при этом. - Не стучите по партам! - не поднимая глаз от журнала произносит учительница. Каталкин почитает за лучшее вернуть- ся на родину и так же бесшумно исчезает. Однако, спустя не- сколько минут сзади раздается его тихий голос. - Лен... Ну пожалуйста! - Да иди ты! - отвечает Лена Англеенко, потом подумав, добавляет крепкое непечатное слово, обозначающее в обиходе человека невысокой умственной деятельности. Ход ее мысли Петр понимает прекрасно. Поэтому бросает свои бесплодные попытки и сосредотачивает внимание на Пенти- уменко. Но его ждет жестокое разочарование. - Ща как дам по процессору - все полигоны повыпада- ют! - мрачно пообещал тот. С подобной просьбой Каталкин об- ращался к большинству учащихся, но те, люди в большинстве своем черствые, оставляли его просьбы без внимания. Наконец учительница отрывается от журнала и замечает класс. - Так... Были трудности с домашним заданием? - ох как непросто обнаружить в этом вопросе коварную ловушку! Но и 11-Х не вчера родился! Все тут же достают учебники и начина- ют с умным видом их перелистывать. Учительнице нечем ответить на этот хитрый ход, но в кармане всегда найдется козырь: - Ну хорошо, раз все всё поняли, кто-то пойдет к доске... По классу проходит нервная дрожь - профессиональная бо- лезнь учащихся. - Пойдет, пожалуй... пойдет... Что по сравнению с этим "русская рулетка", которой пользовались наши деды, когда хотели получить острые ощуще- ния! Новое поколение придумало более радикальное средство и построило школы, где каждый учитель по сути, является един- ственной пулей, а тридцать человек с замиранием ждут выстре- ла. И выстрел последовал! - Каталкин - к доске! Все с облегчением подымают головы и распрямляют затек- шие руки и ноги. Каталкин с лицом, окрашенным по такому слу- чаю в траурный цвет, идет к доске. Паша с радостью размина- ет пальцы, пользуясь для этого головой Каталкина. Класс ра- достно приветствует Петра дождем бумажных шариков и цветис- тых выражений. Но он не замечая этого, упорно продвигается к доске. - Тяни резину - пять минут осталось! Каталкин подходит к доске и начинает искать мел. Соб- ственно, мела хватит не только ему, но и двум следующим уче- никам, но упорно ищет подходящий кусок. По его вдохновлен- ному лицу видно, что человек занят поисками ИДЕАЛА... - Ну! Долго еще? Как и Дону Жуану, Каталкину приходится смириться с тем, что идеала ему не найти. Тут он неожиданно понимает, что не все красивое снаружи - красивое внутри. Ру- ководствуясь этой похвальной мыслью, он берет самый твердый кусок, напоминающий больше кирпич. При соприкосновении "ме- ла" с доской, учительница дергается, но выдерживает эту муку. Очень медленно Каталкин выводит загадочную фигуру. Сра- зу видно, что мир потерял выдающегося художника-абстракцио- ниста. - Что ЭТО? Пару секунд Петя размышляет над ответом. Затем, услышав с первой парты, что это, должно быть, плоскость, он доводит эту не лишенную оригинальности версию до слуха учительницы. - ЭТО? Плоскость? Ну знаешь ли... Каталкин поворачивается к доске и обнаруживает, что действительно, на плоскость это мало похоже. Он старательно вытирает доску и принимается за новый рисунок. - Ну а это что? - Плоскость - с достоинством говорит Каталкин. Тут нервы у учительницы сдают окончательно, она берет мел и за секунду делает новый рисунок. - Что тебе говорят эти линии? На данный момент линии говорят о том, что неплохо было бы изредка посещать седьмой класс, но Петр этого не слышит - он весь во внимании. Тщательно изучив линии, он приходит к мнению, что они пересекаются, и сообщает о своем наблюдении учительнице. - Все! Два! Садись, Каталкин. Это закон подлости - как только Петя садится за парту, раздается звонок. Спустя еще секунду остатки учеников с шу- мом вытекают из класса. Последним выходит Каталкин. Но тут, очевидно, небо сжа- лилось над ним и послало ангела, принявшего вид бегущего по коридору одиннадцатиклассника. Судя по тому, как он огляды- вался, можно было предположить, что его преследуют. Действи- тельно, завуч и две учительницы практически настигли его. В последнюю секунду затравленная жертва бросается к Каталкину и судорожно сует в руку смятый клочок бумаги. - Диктант... по русскому... - успевает бросить он, прежде, чем его настигают. Проходит еще несколько минут, а Петр так и стоит, сжи- мая в руке лист из школьной тетради. Неожиданно до него до- ходит, что это и есть текст того четвертного диктанта, кото- рый обещали на последнем уроке. Не веря своему везенью, он распрямляет листок. О небо! Это он!

Наталья Сакар (ДЮЦ "Пресня")

Как Симон обиделся
Его подарили на Новый год. Это был маленький, неказис- тый белый котенок. Пока маленький - но уже сейчас все видели в нём интеллигентного, солидного кота. Поэтому его назвали Симон. Он был хулиганистым, талантливо-хулиганистым котом. Ша- лости он придумывал на каждом шагу. Даже не верилось, что в такой маленькой головке столько фантазии!!! Как будто там сидел компьютер, который выдавал Симону название шалости, и тот тут же начинал "хулиганить ее". Однажды Симон остался дома один. Это было несправедливо и обидно, тем более, что так хотелось есть!.. Ещё хуже - то, что злость не на ком выместить. Разве что - варежка, связан- ная мамой? И он разодрал ее. Да так, как будто точно знал: как рвать, чтобы нельзя было восстановить... Страсти улеглись. И когда мама пришла домой, злость его больше не беспокоила. Мимо разодранной варежки он ходил с чувством удовлетворённой гордости, с видом: "знай наших!" И вдруг... Он никак не ожидал, что эта варежка - точнее, то, что от нее осталось - так больно ударит его между спиной и хвостом! Это было первое наказание в его жизни. Он не знал, как называется чувство, охватившее его. Но ясно понимал, что залезть на колени к маме и уснуть там почему-то больше не хочется... Стихи СТИХИ

Пащенко Илья

Давид и Голиаф
Вышли на поле боя Голиаф и Давид. У Голиафа весьма бравый вид. Внушает он полкам необоримый страх И копье огромное у него в руках. А у Давида два камня из ручья, У него нет ни копья, ни меча. И метнул Давид камень из пращи - Голиафу не помог даже щит.

Михаил Овчинников

* * *
Не ходит солнце над землей, Давно на небе нет луны... Когда лишь пепел за окном - Мне снятся лазерные сны. Я чувствую - горят снега И воздух валится из рук, И вот уже живет с тобой Одно лишь чувство - только стук. Я слышу сердцем чей-то стон И иней - запотевший лед. Ушами слышу только звон И жду, что кто-нибудь придет. Когда нет окон за окном И чьи-то слезы не видны, За горизонтом тихнет гром И снятся лазерные сны. * * * Твоя рука в моей руке, И это вовсе не смешно. Здесь холодно, но вдалеке Терзает кто-то домино. Нам холодно, нам зябко здесь, Но мы стоим, чего-то ждем. Давай я подарю тебе Цветы, каких мы не сорвем. Быть может, десять тысяч лет И горсть планет в придачу дам. Планет и звезд. Предела нет. Давай разделим пополам? Твоя рука в моей руке. На них давно снежинки тают. А мы стоим на сквозняке. Ты мерзнешь, ну а я мечтаю.

Вера Павлова

* * *
Если б крылом обхватить Свод голубых небес, Если бы жизни нить Не перерезал лес, Я бы крылья свои На ветер тогда положил И далеко от земли В небе пустом парил. На смерть Мурзика Песнь разлуки уносится вдаль Вместе с ветром в клочьях тумана, И ее мне совсем не жаль, Только все еще ноет рана. Позагладился горечи след. Песнь Разлуки давно уже спета. Только в сердце остался рубец, Как о прошлом большая замета. Я уже не плачу о том, Что с собою Песнь унесла. Мне уже не найти излом, Который жизнь дала. А найду - не вернуть назад. Навсегда остался рубец. На руке моей белый шрам В сердце свой теряет конец. * * * Над лесом заря догорела, Растаял весенний туман, И в эти секунды чистые Не помнишь заживших ран. Не помнишь, что крылья связаны, Не помнишь, что уж не взлететь, Все в этих секундах сказано - Все, что на сердце есть. Но эти секунды чистые Летят, оставляя лишь след. И, крылья раскинув быстрые, Поймешь вдруг, что крыльев нет. * * * Я не даю себе труда Давать стихам названье. Стих - это новая глава, Отрывок из мечтанья. Стих - это тоненькая нить, Что без конца и края. Зачем же тот конец вершить, Все в узелке ломая? Быть может, эта нить тонка, Быть может, стих не понят. Стих - это новая глава, Тропинка в моем поле. * * * Разминувшись на узкой дороге, Мы уходим и прячем глаза. Мы уходим, уносят нас ноги, А ведь можно бежать назад. Все так просто на первый взгляд. Мы б и рады бежать за тем, Кого пять минут назад Потеряли уже насовсем. Все так просто с первого взгляда. Мы б и рады бежать за тем, С кем на этой узкой дороге Разминулись уже насовсем.
Проза ПРОЗА

Евдокия Коркина

Космическое путешествие Розы и Лиды (повесть) ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава первая. Далекая планета.
Далеко-далеко, в самом конце Вселенной, в далекой га- лактике Роудер была планета. Она единственная вращалась во- круг звезды Тейла. Эта планета была окружена черной оболоч- кой, а внутри была еще голубая оболочка - атмосфера. Благо- даря черной оболочке планета сливалась со Вселенной и ее не- возможно было разглядеть в телескоп. Жили на этой планете люди. Единственное, чем они отли- чались от людей Земли - это то, что волосы у них могли быть и розового, и желтого, и зеленого цвета. А в остальном они были такие же, как люди с Земли. На одной стороне планеты всегда было лето, а на дру- гой - зима. Их разделяла небольшая страна, погода в которой была средней между осенью и весной. На той стороне, где была зима, практически никто не жил, а на стороне лета даже в ле- сах жили люди. Животные там были такие же, как на Земле, и никто из них не обижал другого. Растения были такие же, как у нас, и ничем не отличались от наших. Многие сказали бы, что это точная копия Земли, если только не считать кое-каких отличий. Но это далеко не так. Во-первых, там все люди одинаково добры. Во-вторых, там всегда что-то происходит, там все что-то делают и никому ни- когда не бывает скучно. И, наконец, там нет многоэтажных до- мов. Но это совсем не мешает людям жить. Это даже имеет свои преимущества. "Что они делают? Как живут?" - спросите вы. Но потерпи- те, об этом вы узнаете в следующих главах.
Глава вторая. Две лучшие подруги.
На красивом зеленом лужке стояли два дома. В одном жила девушка Лида с родителями, а в другом - девушка Роза с ма- терью (ее отец уехал на лесопосадку и давно не возвращался). У Лиды были розовые волосы и она всегда была готова всем по- мочь, была веселой и никогда не плакала. Роза была очень рассудительная и умная. Она во всем помогала матери и радо- валась всему на свете. Роза и Лида очень дружили. Они собирали фрукты и хво- рост всегда вместе. Подружились они очень давно. Они обе чу- десно играли на флейте, и это их сблизило. Их родители тоже дружили, и все радовались жизни. Если б они знали, что произойдет! Но они не думали о плохом, а работали, дружили и отдыхали. Иногда Роза с Лидой ездили в зимовку (так называлась зимняя половина планеты). Им очень нравилось собирать белый, розовый, голубой и зеленый снег. Девушки были счастливы вместе и радовались жизни тоже вместе. Планета была чудес- ная, люди чудесные - как было не радоваться? Одному лишь они огорчались: когда оболочки менялись местами, становилось темно. Происходило это раз в неделю на несколько минут из-за того, что планета сближалась со звез- дой и оболочки инстинктивно менялись местами, чтобы не по- вредить планете. Дело в том, что голубая оболочка была проч- нее черной и защищала планету от звезды, которая была очень горячей и могла сжечь планету. Кроме этого, ничто не могло заставить подружек и их ро- дителей перестать радоваться жизни.
Глава третья. Урожай и неурожай.
Работа жителей далекой планеты заключалась в том, что они сажали деревья и собирали плоды. В этом заключалась главная работа. Лесопосадка (так называлась эта работа) про- исходила так: сажали семечко и в течение нескольких недель поливали его, а потом рядом с деревом, когда вырастал ствол, выкапывали яму. В нее клали дольку кислого яблока (фрукты у них были такие же, как и у нас) с другого дерева и накрывали каменной или деревянной плитой. Через день плиту открывали. Если яблока не было, бросали это дерево; если же яблоко было на месте, то тогда они его вынимали и начинали все сначала: поливали, снова выкапывали ямку, только в другом месте, сно- ва клали туда яблоко... Со второго раза у них обычно все по- лучалось. Фрукты собирали так же, как у нас, поэтому не буду об этом долго говорить. Снег собирали так: брали лопату и чер- пали его. Белым снегом они кормили животных, а из снега дру- гих цветов строили дома на летней половине планеты. Когда снег застывал, он становился очень крепким. Неурожай случался редко. Так говорили, когда снег был только белый или когда деревья не росли. Но такое случалось очень редко, раз в десять лет, да и то обычно бывало, что только снег или только деревья были неурожайными. Убирать снег, фрукты, сажать деревья - это была главная работа жителей далекой планеты.
Глава четвертая. Первые признаки.
Все началось с того, что, когда Роза и Лида собирали фрукты, соседнее дерево задрожало и рухнуло. Роза и Лида бросились было к нему, но тут соседнее дерево тоже задрожало и упало, преградив им дорогу к первому дереву. - Очень странно! - сказала Роза. - Ты права, - кивнула Лида. - За всю историю нашей пла- неты деревья никогда сами по себе не рушились. - Надо сказать остальным! - воскликнула Роза. - Да-да! Бежим скорей! - подхватила Лида. И они побежали к лесу. В лесу было очень много народу. Лида и Роза бросились к ним. - Неслыханное! - закричала Лида. - Произошло то, чего никогда не было в истории нашей планеты! - еле отдышавшись, проговорила Роза. - Что случилось? - удивленно воскликнула Эрра, одна из девушек, которые там работали. Роза и Лида рассказали о случившемся. Все бросились туда. Деревья убрали, а люди, обсуждая происшедшее, продол- жали работу. Но так как ничего в последующие дни не случи- лось, об этом случае скоро забыли.
Глава пятая. Катастрофа.
Прошел месяц после странного случая. Роза и Лида с ро- дителями сидели на скамейке. В тот день небо не так свети- лось, как обычно, было полутемно, и это наводило какую-то печаль. Вдали что-то загромыхало. - Что бы это могло быть? - удивленно сказала Роза. И в этот момент земля затряслась, на ней образовались бугорки. Один бугорок раскрылся как цветок, и из него с шипением по- лился кипяток, а потом в нем разгорелся огонь. Чем сильнее разгорался огонь, тем сильнее грохотало кругом. С другими бугорками происходило то же, что и с первым. Кругом громыха- ло, и в царящем вокруг шуме, стараясь перекричать его, Лида воскликнула: - К-А-Т-А-С-Т-Р-О-Ф-А!
Глава шестая. Решение.
Лида была права. Это была самая настоящая катастрофа. К счастью, белый снег не пропускал огня, и девушки с родителя- ми укрылись в Лидином доме. - Наша вода не может погасить этот огонь, - сказала Ли- дина мама. - Кому-то надо отправиться на планету Земля. Вода этой планеты потушит огонь. - Я отправлюсь на планету Земля! - сказала Лида. - И я, - добавила Роза. - Придется брать МЕТЕОРИТ, - сказала мама Розы. - А где он? - спросила Лида. - Он в подвале, - ответила Розина мама. - Давайте достанем его, - наклонившись к полу, предло- жила Лида. Через некоторое время метеорит был извлечен. Роза и Ли- да сели на него. - Помните, - сказала мама Розы, - мы продержимся не бо- лее месяца, так что поторопитесь. - Хорошо! - ответили подруги, и метеорит, проплыв сквозь крышу, полетел вверх. Пройдя сначала через голубую, потом через черную атмо- сферы-оболочки, он отправился в космическую даль.
Глава седьмая. Космическое путешествие.
Вылетев за пределы галактики Роудер, Роза с Лидой взяли курс на планету Земля. Путь был неблизкий, и девушки, чтобы как-то занять время, смотрели по сторонам. А смотреть было на что! Кругом мерцали красные, желтые и белые звезды, лета- ли по своим орбитам планеты - все населенные. Роза с Лидой летели в галактике Транева, в которой было более 90 населенных планет, и названия у них были необычные: Кенивра, Вашепа, Веншо-Коржо, Гресевенада... Иногда Роза и Лида пролетали так близко от планет, что видели разноцветные облака, которые плотным слоем прикрывали их. А если смотреть на эти планеты издалека, то зрелище было просто великолепным: розовые, белые, красные, желтые и голу- бые облака, мягко окутывая планеты, сливались, переливались и мерцали. Роза и Лида обсуждали то, что им предстояло сделать. - Я думаю, что надо сделать так, - сказала Роза, - мы прилетаем на планету, берем воду и летим обратно. - Так-то оно так, но, наверное, на Земле есть живые су- щества, - возразила Лида. - И что из того? - А то, что если есть живые существа, то тогда они нас заметят. - А мы приземлимся в необитаемом месте. - А откуда мы знаем, где необитаемое место, а? И где вода? Ведь она может быть где угодно. Может, твоя мама ошиб- лась? Может, на планете нет воды? - Вода есть на каждой планете. И разве ты забыла, что у нас есть мощные бинокли? - Планеты бывают разные. Может, те, кто живет на этой планете, умеют становиться невидимыми! - Чушь! И вообще - прекратим наш спор. На месте увидим! - решительно проговорила Роза. - Ты права, - согласилась Лида. И они замолчали.
Глава восьмая. Разговор.
Роза и Лида летели очень долго. Они уже миновали галак- тику Траневу и вошли в галактику Кренод. Там не было планет, но зато было множество комет, которые летали вокруг звезды Венисэр и могли врезаться в метеорит и повредить его. Тогда путешествию наступил бы конец. Но Роза и Лида летели в удач- ное время: кометы находились по другую сторону звезды Вени- сэр, и девушкам ничего не угрожало. - Самое трудное у нас впереди! - сказала Лида. - Ты права. Когда мы пролетим эту галактику, мы войдем в огромную галактику созвездий. - Лететь по ней очень долго. - Да, но зато когда мы вылетим из нее, до Земли будет очень недалеко. - Да. А знаешь, все же интересно: отчего произошла катастрофа? - спросила Лида. - Я думаю, - ответила Роза, - что в нашей планете ско- пилось много жару. Вот только откуда этот жар, непонятно. Может, от звезды? - Вряд ли. Ведь оболочки меняются местами... Я поня- ла! - воскликнула Лида. - Яблоки, которые мы кладем под де- ревья, теплые. Ведь так? И еще теплее им становится внутри, в земле. От них-то и жар. А ты помнишь тот случай, когда де- ревья падали? Мы как раз удобряли деревья яблоками. - Это возможно, - ответила Роза. - Возможнее не придумать! - воскликнула Лида. - Да. Но почему же сто лет назад этого не произошло? Ведь мы тогда тоже удобряли почву теплыми яблоками. Почему же тогда не было страшной катастрофы? - спросила Роза. - Потому что сто лет назад жару скопилось еще недоста- точно. А за сто лет его скопилось столько, сколько нужно бы- ло для того, чтобы поверхность не выдержала. - Ты права, - согласилась Роза. - Теперь самое трудное в нашем путешествии - прорваться в галактику созвездий, так что давай сосредоточимся.
Глава девятая. Опасный момент.
Девушки замолчали. Лида управляла метеоритом, а Роза пыталась вытряхнуть из компьютера информацию о Земле. Лида беспокоилась: уж не ошиблись ли они в своих расчетах и не попали ли они в галактику Кренод как раз тогда, когда с той стороны, где они летели, начали появляться кометы? Мимо них промчалось целых восемь комет, а одна из них чуть не вреза- лась в метеорит. - Наконец-то, - проговорила Роза. - Теперь надо занести и сохранить эту информацию в ЗАП-программу. Лида все больше беспокоилась. - Роза, не думаешь ли ты, что мы ошиблись в наших рас- четах? - спросила она Розу. - Мимо нас пролетело уже с дюжи- ну комет. Роза оторвалась от компьютера, взглянула по сторонам и воскликнула: - Ну конечно! Только мы не ошиблись в расчетах, а сби- лись с пути! Мы не могли ошибиться в расчетах. И... - Но если мы сбились с пути, тогда мы летим к самому ужасному месту - Полю Безвременья! Если бы мы летели назад, то Венисэр светила бы нам в лицо. Если бы мы отклонились каким-то образом хотя бы миль на сто влево, то от нас ничего не осталось бы. По правильному курсу мы не летим, значит, мы летим именно туда... - Да, да! Это ужасно. Но еще ужаснее то, что за нами летит черная комета*.
* Черная комета - это комета, прожившая миллионы лет и покрывшаяся черной космической пылью и потому притягивающая предметы, сделанные из металла и материалов, похожих на ме- талл. (прим. автора).
Лида резко обернулась и замерла. Сзади в самом деле ле- тала черная комета. Лида бросилась к доске управления и пе- ревернула рычаг на последнюю, самую быструю скорость. - Лучше Поле безвременья, чем черная комета! - реши- тельно заявила она. - Я приготовлю камеры, - ответила Роза и бросилась на пол. За несколько минут Роза приготовила камеры - места, в которых девушки должны были пребывать во время пересечения Поля Безвременья. Лида держала рычаг до последней минуты. Поле Безвременья стояло пред ними густой, бесконечной, серо- ватой мглой, когда девушки укрылись в камерах. Еще несколько секунд - и пропало время, пропал звук, пропало все... Девуш- ки не могли точно сказать, сколько прошло времени. Может, несколько секунд, может - миллионы лет. Но вот все опять по- явилось. Метеорит слегка покачивало. Роза с Лидой осторожно выбрались их своих укрытий, поднялись с пола и оглянулись вокруг. Вокруг них необыкновенными фигурами звезд широко раскинулась Галактика Созвездий.
Глава десятая. Надежды.
- Теперь мы уже не сможем связаться с Кимерией, - с грустью проговорила Лида. - Радиоволны не проходят через По- ле Безвременья. - Да, но мы все же остались живы и избавились от черной кометы, - ответила ей Роза. - Теперь нужно лечь на правиль- ный курс. Мы находимся в совершенно другом месте Галактики Созвездий, чем рассчитывали. - По-моему, мы находимся где-то около созвездий Мухомо- ра и Лося, точнее, между ними, - задумчиво произнесла Лида. - Значит, нам надо лететь в сторону Лося. Мы должны были вылететь из Поля Безвременья между созвездиями Лось и Карп. - Ты права, - согласилась Лида. - Я попробую завернуть метеорит в сторону Лося. Боком лететь неудобно. - А я все же попытаюсь связаться с Кимерией, хотя сом- неваюсь, что у меня что-то выйдет. - ответила Роза. Галактика Созвездий, куда с трудом пробились девушки, была очень большой. Именно в ней находилась система планет, одной из которых была цель их путешествия - Земля. В Галактике Созвездий лишь изредка пролетали метеоры и кометы. Она была тихой и красивой. Мягкий свет звезд напол- нял ее. Казалось, что это не космос, а волшебная сказка. Фи- гуры звезд, похожие на зверей, людей, растения и предметы, создавали атмосферу волшебства и таинственности. Девушки были полны надежд. До Земли оставалось лететь совсем немного. Если они долетят до Земли, найдут там воду и успеют вернуться к звезде Тейла, то они спасут свою милую родную Кимерию, и тогда снова будет светить Тейла, зеленеть деревья, и снова все будут работать, отдыхать и радоваться жизни.
(продолжение следует)
ПО-МОЕМУ! ПО-МОЕМУ!

Алексей Куликов

Я шагаю по Москве... (репортаж с места события)
Винни-Пух всегда считал, что живет он хорошо, и сочинил по этому поводу песенку. Но довольны ли собой и окружающими москвичи? Чтобы ответить на этот интересный вопрос, я решил пройтись по Садовому кольцу и порасспрашивать встречных. Первый навстречу мне попался неопрятный молодой чело- век. К нему я и решил обратиться с вопросом: - Молодой человек, вы не уделите мне несколько минут? - Да пошел ты *** !.. Ну что же, попробуем еще раз.
Попытка N:2
Наученный горьким опытом, я выбрал в толпе скромненькую старушку. Она подозрительно на меня посмотрела (еще сопрет чего), но поговорить согласилась: Я: - Скажите пожалуйста, как вас зовут? СС: - А тебе какое дело? Ходите везде, голодранцы без- мозглые, имя ему, видите ли, говори, а потом тебя огра- бят!... Старушка долго поносила молодежь, но потом успокоилась.
Попытка N:3.
Стоящее около прилавка с фруктами лицо кавказской на- циональности явно было довольно своей жизнью и весело улыба- лось. После нелюдимых горожан мне захотелось обратиться к нему: Я: - Ну что, как жизнь? ЛКН: - Да вот, идет помаленьку; хошь вкусный спелый апелсын? Я: - А милиция вас не гоняет? ЛКН: - Да что нам милиция? С ней всегда договориться можно - они же тоже люди: любят вкусный спелый апелсын! Поговорив минут пять в том же духе, я понял, что из всех моих собеседников именно он - самый счастливый и друже- любный. На прощание кавказец подарил мне тот самый "вкусный спелый апелсын"...
У книжной полки У КНИЖНОЙ ПОЛКИ

Вера Павлова

Алый знак воина
Эта книга рассказывает о судьбе однорукого охотника. Но на самом деле племя признает его охотником лишь в самом кон- це книги. Хорошо доказывать свое право на "алый знак", если ты взрослый мужчина. А если тебе чуть больше десяти лет? А ведь знак воина и охотника получают именно в это время, про- ходя обучение и убивая своего первого волка. Волк и человек. Один на один. И если вмешается кто-то другой - считается, что ты проиграл. И уже безразлично, убьешь ли ты в этой схватке своего волка или нет. Для племе- ни ты перестал существовать. И вот все это случилось с героем книги. И как теперь ему жить в изменившемся мире? Надо иметь мужество учиться жить в изменившемся мире. И вот ты почти слился с ним, нашел родное себе... И вдруг старый мир возвращается. Племя при- знает тебя. А твой волк... Ну а новый мир? Он ведь тоже успел стать для тебя род- ным. - Даже великий Дрем-охотник не может охотиться сразу в двух мирах, - съязвил один из героев книги. А называется эта книга - "Алый знак воина". И автор ее - Розмери Саткфлит.

Алексей Соколов

Радужные воспоминания
Ура! Свобода от политцензуры продолжает творить чудеса! Количество книг о нашей недавней истории неуклонно растет. Любой чих ушедших в небытие и даже оставшихся у кормила власти политиков обдуман, обработан и проанализирован в све- те его влияния на дальнейшие судьбы России. И что самое интересное - всех интересует лишь одно: эти самые судьбы. Я бы даже сказал, не судьбы, а Судьбы - все такое масштабное, что и не видно... Вот только известный широкому кругу читателей Ник Перу- мов решил рассмотреть все то же самое, но под другим углом. По-моему, он в чем-то прав. Судьбы России, конечно же, интересно, но нельзя забы- вать и о тех, кто эти судьбы вершит. Ведь человеческие ха- рактеры, как и законы истории, неизменны, и, поняв, что под- вигло людей совершить те или иные ошибки, мы сумеем предот- вратить нечто похожее в будущем. Только сначала надобно разобраться. Спешить не стоит. "Алмазный меч, деревянный меч" - книга не о политике, и ясное дело, не об истории. Это книга о том, что я бы назвал Великим Кристаллом Глупости, ибо грани последней прямо-таки неисчислимы. Скажу сразу, что автор немного запутался в бесчисленных аспектах освещаемого вопроса. Линии произведения вытягивают- ся не равномерно, и потому читать книгу иногда становиться тяжело. Но это явления частные. За общим мастерским исполне- нием они почти незаметны. Если учитывать саму тему произведения, слабенькую за- нудность следует списать на издержки производства. Не буль варный же все-таки романчик! В общем, это частности. Главное в другом. Главное в Глупости. Маленький мирок империи Мельина уже много столетий ба- рахтается в неводе непонимания. Выбраться из него уже невоз- можно. Его можно лишь разорвать. Именно тут меня и удивляет отношение автора к методам подобного "разрывания". Пришествие Спасителя представлено в книге не как избавление от мировой глупости, а как полней- шая гибель всего сущего. Со Спасителем борются, его с ра- достью заменяют развалинами, пережившими странного вида Ар- магеддон. В общем, это чем-то напоминает "Легенду о Великом Инк- визиторе" Достоевского. Нам нужно лишь земное, родное, ниче- го больше, и не надо, и не говорите, и вообще... Тут автор опять допускает определенные ошибки. На его месте я бы вообще не стал упоминать сей темы. Она требует более четкого рассмотрения, и ей не свойственен тот антураж, которым воспользовался автор. Все-таки книга не о Спасителе. Она о вещах куда более приземленных. Император. Что-то очень знакомое чувствуется в его об- разе, мелькает в его мыслях, в его идеях. Крушение башен - расстрел парламента в 1993-ем, уничтожение самой Радуги - суд над КПСС. Все это уже было, но очень мало людей задумы- вались над тем, для чего это нужно. А ведь все очень просто. Человек, получающий власть и не способный ею воспользоваться, желает править куда силь- нее, чем тот, кто и близко не стоял у государственных дел. Знаменитое "Есть только два мнения мое: и неправильное" - девиз именно первых. И то, что к ним можно отнести от силы один процент, не спасает страну от разрушений, порожденных императорами без власти. А ведь Мельин построен не на поселениях Дану. Его дер- жит Радуга. Партия, пусть даже магическая, не просто качает сказочное золото(его-то как раз оказалось немного) - без нее нет ни войск, ни хозяйства. Без нее нет жизни. Но ведь одна партия не должна править! Это нельзя! Мы разрушим! Мы низвергнем! Мы построим... Интересно, почему последнее не исполняет никогда, а все остальное - постоянно? Ничего, останутся радужные воспоминания. Быть может, останется даже чего-то покушать, хотя это проблематично. Ведь все ушло на борьбу, на завоевание ВЕЛИКОЙ СВОБОДЫ. Сво- боды от всего, кроме проблем... И это лишь одна грань. А сколько их всего? Страна не просто рушится глупым руководителем. Ее раздирают, топчут "несмирившиеся с тем, что...". И каждый из них знает, ради чего пойдет умирать, и почему именно он и его близкие - ЛУЧ- ШИЕ СУЩЕСТВА ЗДЕШНИХ МЕСТ. А остальные... Остальные, несомненно, должны умереть. И они умрут, лишь только ослабевшая власть позволит взять меч тем, кто мечтает об этом и кто ждал этого целую жизнь.
На вечном приколе НА ВЕЧНОМ ПРИКОЛЕ. Из школьных сочинений: Бесплодный пустырь превращается им (Робинзоном Крузо) в колосистое многохлебное поле. Это сказка о дружбе, которой никакой преграды и испыта- ния. Швабрин заколол Гринева из правого плеча Савельича. Чтобы получить письмо от Маши, Гринев наступил конем на Максимыча. Говорят учителя: - Яйца от курицы недалеко падают (учитель русского язы- ка) - Поднимите свои могучие головы, чтобы я видел ваши ли- ца, искаженные интеллектом! (учитель математики) - Ване тоже трудно, несмотря на то, что у него здесь бабушка учится!(директор школы) На уроке физики: - Приведи пример векторной скорости. - Утки летят? Летят. Крыльями машут? Машут. Ну вот и векторы.

Последнее обновление: 19 февраля 2001 года.

К Началу Странички (0,3 Кб) Главная Страничка (0,28 Кб)